Синие волосы, серьга в носу: как учителям реагировать на нестандартную внешность учеников

Можно ли «ужасно одетого» ученика отправить переодеваться домой? Стоит или нет звонить родителям, чтобы те разобрались с ребенком, который покрасил волосы в ярко-малиновый цвет? Какие «санкции» применить к ученице, которая приходит в школу с ярким макияжем, цокает высоченными каблуками и едва держит ручку, потому что мешают длинные ногти? Отвечает Игорь Хворостяный, руководитель старшей школы в Новопечерской школе, учитель украинского языка и литературы.

За последние четыре года ученик выпускного класса Андрей Плешаков сильно наэкспериментировался с внешностью: красил волосы в яркие цвета, брился под ноль, сделал пирсинг в носу и ушах. Взрослые (в том числе в школе) воспринимали это как дерзкую подростковую прихоть и не жалели слов осуждения. Своей историей Андрей поделился с «Освиторией»:

«Года четыре назад мне захотелось кардинально изменить внешность. Сначала покрасился в рыжий цвет, а когда исполнилось 13 — в белый. Тогда я хотел быть таким же крутым, как мои друзья, но часто слышал в свою сторону некрасивые слова от взрослых, а то и откровенные маты. Особенно в школе меня невзлюбил охранник. После того как директор узнал об этой ситуации, проблема решилась.
Затем наступил этап, когда я стал отращивать волосы, а год назад побрился налысо и сделал пирсинг в носу.
И знаете, что я думаю? Быть тем, кем ты хочешь — нормально! Растет самооценка, чувствуешь себя комфортно. Меняясь, ты получаешь опыт — гораздо более ценный, чем когда слушаешь установки вроде «Нужно носить форму и вообще — учи уроки». Как по мне, старшее поколение учителей более закрыто к экспериментам молодежи с внешностью — в этом может мешать советский менталитет. Взрослым следует помнить: мы уже совсем другое поколение!»

Девочкам тоже достается на орехи из-за внешности. Экс-школьница Милена Комар вспоминает:

«В 10-м классе моей классной руководительнице показалось, что у меня слишком накрашены ресницы, и она пожелала, чтобы я пошла умываться: «Приведи себя в порядок, а то ты как Мальвина». Но на самом деле это был натуральный вид моих ресниц без какого-либо косметического вмешательства. Поэтому я предложила учительнице прикоснуться к ресницам, а вот от «водных процедур» отказалась. Она от меня отстала, но потом я целый день чувствовала на себе придирчивые взгляды других учителей, ведь моя «классная» успела рассказать эту историю коллегам в учительской…»

Таких историй — много, а вот понимания, когда учителям стоит делать замечания ученикам из-за внешности, к сожалению, не хватает. Как ненароком не унизить достоинство ребенка, сохранить баланс между правом личности на самовыражение и пределами дозволенного в плоскости школьного этикета, советует Игорь Хворостяный.

Существуют ли в украинских школах общие требования к виду учеников?

Еще в 1996 году тогдашний президент Леонид Кучма издал указ о введении школьной формы для учеников учреждений среднего образования. И хотя все сегодня прекрасно понимают, что это уже не актуально в свете нового закона об образовании, но документы образца 1996 года еще не отменены и не потеряли своей силы де-юре. Вот такой парадокс.

В новом законе об образовании информации об особых требованиях к виду учеников нет. А это значит, что единственный документ, который может регулировать этот вопрос, — устав учебного заведения. Если уставом школы не предусмотрено ношение школьной формы и не оговорены особые замечания к внешнему виду детей, то нет и законодательной или нормативной базы, чтобы это контролировать или требовать.

Хочу на всякий случай напомнить, что участвовать в разработке школьного устава или вносить в него изменения может широкая общественность, в том числе родители, представители ученического самоуправления.

Я знаю, что в отдельных школах до сантиметров прописана «правильная» длина юбок, допустимая открытость блузок, формы воротничков. Эти правила чаще всего зависят от директора и его стиля управления. Чем авторитарнее директор, тем больше консервативных требований к внешности школьников.

Вы преподаете в частной школе. Какие здесь требования к внешности учеников?

В Новопечерской школе предусмотрена школьная форма установленного образца и с широкой вариативностью на разные времена года. Есть обязательные элементы формы для мальчиков и девочек — галстуки. Интересно, что в разработке формы принимали участие школьники. Девочки несколько раз совершенствовали вид юбок — высокие у них к этому элементу одежды требования.

Что делать, когда школьник пришел в класс с ярко-розовыми волосами, серьгой в носу или языке, с татуировкой?

Лично я не акцентирую на внешности учеников. Это как если бы вы шли по улице и начали расспрашивать у человека с другим цветом кожи, «зачем» он такой. Главный месседж, который пытаюсь транслировать в разговорах с учениками: «Прежде всего вы должны научиться уважать инаковость». Это вопрос не школьной формы, пирсинга или цвета волос — это о праве другого человека (даже юного!) быть другим. Мне может страшно не нравиться что-то, но я должен научиться уважать право другого человека на этот выбор.

У меня была ученица, которая решила отличаться не цветом волос, а их полным отсутствием. Когда я увидел эту девушку у себя на уроке с полностью побритой макушкой, немного удивился, конечно, но соблазна что-то спросить не возникло.

Знаете, мне и самому однажды может захотеться выбрить себе причудливое изображение на голове. И здесь снова всплывает момент о разности, которую мы должны уважать друг в друге. Но если изображение будет оскорблять кого-то в коллективе, тогда я ограничу свободу других. Ведь «я свободен настолько и до того момента, пока моя свобода не ограничивает свободу других».

Поэтому, если хоть кого-то мой эксперимент может обидеть — приторможу со своими прихотями. Свобода остальных не должна взять верх над самовыражением. Вольтер метко сказал: «Я могу с вами не соглашаться, но я умру за то, чтобы у вас было право выразить свое мнение».

Вывод прост: если в школьном уставе ничего не сказано о ярких оттенках волос, кольцах в ушах, а школьник стремится отличиться от других и делает что-то не совсем привычное для большинства — не вижу в этом глобальной проблемы.

via GIPHY

Слегка подкрашиваться или надевать высокие каблуки девочкам в школе разрешено?

Слишком яркого макияжа у учениц за пять лет не встречал — хорошо, что сейчас мода на натуральность.

В уставе школы прописано, что внешний вид должен быть деловым, поэтому высокие каблуки неуместны. И по лестнице на них передвигаться совершенно непрактично и неудобно.

Имеет ли право учитель или кто-либо из руководства школы не допустить к занятиям ученика с «ужасной» внешностью или заставить идти домой переодеваться?

Не допустить к учебному процессу в школе не могут — это нарушение закона. Но и здравый смысл у педагогов тоже должен быть, ведь если такое случится — это капитуляция всего учебного заведения! Взрослые демонстрируют, что неспособны учить ребенка, потому что что? Цвет волос другой? Каблуки слишком высокие или юбка слишком короткая? Это такое непреодолимое препятствие на пути к обучению?

Попросить переодеться можно в случае, когда школьник нарушил устав. Но для этого в школе должна быть запасная школьная форма или ее элементы. Это нетрудно организовать и в государственной школе, если установлены определенные ограничения. Именно поэтому в школе параллельно должны предоставить варианты действий, если нарушен конкретный устав.

Какой предлагаете механизм реагирования на нестандартный вид учеников?

Если большей ценностью в учебном заведении является вопрос о допустимом цвете волос, а не об эмоциональном состоянии ученика — это трагедия. Высшая ценность — нормальное психоэмоциональное состояние ребенка. И если мы этого ребенка затравим цветом волос или другими проявлениями инаковости, мир от этого лучше не станет.

Шаг 1

Не делайте из этого сенсацию. Ученики тонко реагируют на негатив от педагога и воспринимают его как сигнал «ату»! Ваше сопротивление получит еще большее противодействие — в виде агрессии или замыкания в себе.

Шаг 2

Разберитесь в спокойной безэмоциональной атмосфере, почему именно этот конкретный ученик меняет себя внешне. С его стороны это может быть сигнал «Посмотрите на меня! Я хочу внимания!» Это говорит о том, что ребенок нуждается во внимании, а вы должны найти механизм, в чем именно школьник требует внимания и от кого, а также как вы лично можете помочь.

Конечно, бывает, что ребенок просто хочет так самовыразиться. Главное, чтобы это самовыражение не нарушало свободу других.

Шаг 3

Если ученик нарушает правила школьного устава относительно вида, поговорите с ним с глазу на глаз как со взрослым о том, почему так происходит. У меня было множество таких ситуаций — чаще всего это касалось отсутствия галстуков. Я не стремился сразу наседать с наставлениями, а интересовался у школьника: «Вы не хотите одеть галстук или забыли его дома? Может, вам нужна помощь в завязывании галстука?» В старшей школе подростки могут устраивать бунты по любому поводу, но ваш разговор с учеником ни в коем случае не должен происходить публично.

Примерно с 9-го класса авторитет родителей для подростков становится менее актуальным, на первый план выходят друзья. Публичный разбор полетов ни к чему хорошему не приведет. Даже если подросток с вами согласится мысленно, при всех он никогда этого не скажет и будет действовать наперекор, ведь ему надо «держать марку»!

Ваш разговор должен происходить в формате диалога, а не напоминать обвинения.

Вопрос школьной формы поссорил не одно поколение учеников и учителей. Что дает ее ношение ученикам и непосредственно школе?

Есть формальный и глубинный уровень понимания этого вопроса. В частности, ношение формы можно воспринимать как формальную договоренность. Ты принимаешь эту договоренность? Прекрасно! Нет? Можешь инициировать обсуждение темы, которая не дает покоя.

Ученики должны привыкать вести общественный диалог даже на микроуровне. Ведь по моему глубокому убеждению, — то, чего больше всего не хватает Украине сегодня, — культуры ведения диалога в широком смысле этого слова. Для школьников это не «проигрывание ситуаций реальной жизни», а настоящая жизнь здесь и сейчас. Школа для них — не тренировочная площадка, а пространство, где они учатся сосуществовать и сотрудничать в большой группе.

Поэтому аргументом в защиту школьной формы может быть то, что она дает ощущение причастности, единства. Это одна из форм идентификации группы. Довольно часто я наблюдаю этот момент на внешних конкурсах. Вспоминаю интересный случай во время олимпиады: ученикам из одной школы не понравилась форма учеников из другой, но те начали все вместе отчаянно ее защищать. Психологический феномен общности: «Это моя школа», «Я часть этого сообщества и защищаю его». Просыпается гордость за «своих».

via GIPHY

Школьная форма может быть средством стирания формальных различий, которое позволяет отличаться поиском… новых средств отличаться! То есть, отличаться креативом, вовремя поданной идеей, хорошим поступком.

Форма может помочь стереть диспропорцию финансовых возможностей родителей учеников — становится неким регуляторным механизмом.

А еще форма может стать частью традиции школы, одной из ее визитных карточек.

И напоследок: форма и необходимость ее носить может стать классным кейсом для ученического самоуправления. Можно устроить общешкольные дебаты по вопросам уместности или неуместности ношения формы. Если ученики будут помнить, что могут влиять на изменение того же устава, то почему бы не предложить им привести убедительные аргументы, если большинство «ненавидит» форму? Можно выбрать модель открытых дебатов, построенных по образцу предвыборных: противники VS сторонники школьной формы. Такой учебный кейс затронет навыки коммуникации, умение убеждать, договариваться.

А что делать со стремлением учеников самовыразиться, выглядеть не так, как другие?

В нашей школе раз в месяц проводится День свободной формы, когда ученик может показать свою креативную сторону. Бывают пижамные дни, Хэллоуин, кинематографические дни, когда можно выбрать образ любимого персонажа из фильма — темы подбирают участники ученического самоуправления.

Это классный механизм по аналогии с теорией карнавала Михаила Бахтина, который помогает школьникам не только самовыразиться, но и снять стресс, который, возможно, у кого-то накопился из-за необходимости носить форму.

Добавить комментарий