Как украинские школьники побеждают на олимпиадах по астрономии — предмету, которого уже почти нет

cover_astronomy
Автор текста: Ирина Лопатина

История 17-летней Наталии Бажан и ее учителя Игоря Теличина.

Ученики из Украины побеждают на олимпиадах по астрономии и астрофизике, хотя во многих школах даже не преподают этот предмет. Не идеальна и система мотивации — призеров Международной олимпиады в Таиланде в этом году Павла Кашко (бронза) и Наталию Бажан (серебро) даже не внесли в списки на получение президентской стипендии. После скандала, который разгорелся на этой неделе, МОН ситуацию исправило — стипендию победителям обещают дать, но лишь в качестве исключения.

Мы пообщались с Наталией Бажан и ее учителем из Львовского физико-математического лицея Игорем Теличиным о том, что не так с преподаванием астрономии в наших школах.

Звезды не для гороскопов

С 17-летней Наталией Бажан мы встречаемся в разгар ее первой зимней сессии. В этом году она поступила в университет им. Шевченко на специальность «Физика и астрономия».

Хотя позади у девушки победы в нескольких олимпиадах по астрономии и астрофизике, свое будущее она решила связать с физикой. На старших курсах будет выбирать между квантовой теорией поля и физикой высоких энергий.

— Об астрономии большинство людей даже не имеют представления. Только не путайте астрономию с астрологией — гороскопы мы не составляем,— смеется Наталия.

Прямо за столиком в кафе, где мы встречаемся, она начинает объяснять, как астрономы изучают движение небесных тел и излучение звезд. Больше всего ей нравятся задания по астрофизике с «красивыми», четкими условиями.

— Есть авторские задачи и стандартные классические, — поясняет она. — Классические выглядят красиво, когда в них есть четкость, плавность. Авторские — когда они поддаются логике.

Правильные амбиции

Бажан вспоминает, как в средних классах родители подталкивали ее перейти в физико-математический лицей, а она по началу сопротивлялась.

— Как это — девочка и физика? Как я вообще с этими заучками буду? Мне рисование нравилось, какая физика? — вспоминает девушка. — Но учеба в частной школе с одними и теми же людьми в одном классе надоедает. Так что в какой-то момент я решила — все, перехожу в другую школу, и в 8-ом классе поступила в физико-математический лицей.

Во Львовском физико-математическом лицее, по словам студентки, все думают только об участии в олимпиадах. У Наталии родители — физики, двоюродный брат ездил на олимпиаду по химии, поэтому попасть на олимпиаду для нее тоже стало обязательным «пунктом». Бажан очень хотела поучаствовать в олимпиаде по физике или математике, но ей не хватило полбалла для прохода на городской уровень соревнований во Львове.

— Нашему учителю по физике Игорю Михайловичу надо было тогда девочек на астрономию, он колебался между мной и еще одной девочкой. Но я сказала, что у меня есть детский телескоп, и он выбрал меня, — смеется Наталия.

telescope1

На самом деле, у Игоря Теличина, который преподает физику и астрономию в лицее уже 26 лет, есть свой способ отбора школьников на олимпиаду. И, по его словам, до сих пор ему удавалось угадывать способных детей «практически в десятку».

— Прежде всего, дети должны тянутся к чему-то новому, к дополнительным впечатлениям. Хорошо, если у них есть еще и подготовка, чтобы не начинать с нуля, но главное именно стремление к новому. Также ребенок должен быть достаточно амбициозным, с желанием себя показать и проявить.

По словам учителя, Наталия — уникальный случай. Она с 8-го класса четыре года попадала в украинскую команду на астрономические международные олимпиады.

Бажан утверждает, что уровень украинских олимпиад на самом деле очень слабый. Например, на первой своей лицейской олимпиаде она вообще сдала пустой листок, но так как места в команде еще были, ее все равно отправили на областной уровень соревнований. Тогда в ней уже взыграли амбиции, и «на области» девушка заняла первое место.

Наталья твердит, что она просто оказалась «в удачном месте в удачное время». По ее словам, четыре года назад олимпиада по астрономии в Украине была «очень молодая», поэтому и задания на тот момент были проще. Сейчас восьмиклассникам занять первые места уже гораздо сложнее.

— Главная сложность в том, что в нашей стране нет учебников. Нет единого источника знаний (как в математике и физике), из которого ты можешь черпать. Если ты хочешь нормально выступать на олимпиадах по астрономии и астрофизике, тебе придется все самостоятельно искать по крупицам. Мне повезло, что мой преподаватель дал мне базу и указал направление.

Меркнущие звезды

Игорь Теличин уверен: на школьном уровне в Украине астрономии как науки нет, она не развивается, программы несовершенные, нет специалистов.

telescope

— Новации МОН, которое делает астрономию частью физики… Мне кажется, это вообще крах для науки.

Он объясняет, что астрономия строится на наблюдениях. Но телескопов нет даже в специализированных школах, таких как его.

У Бажан был свой, хоть и примитивный, домашний телескоп. Его они брали в поездки в летние лагеря в Карпаты и наблюдали Сатурн и Марс, вспоминает Теличин. Учитель рад, что участие Наталии в международных олимпиадах позволило ей увидеть современные телескопы.

— Имея хороший телескоп, можно заинтересовать детей, — уверен Теличин. — Например, Малая академия наук предлагала мне читать спецкурс по астрономии для детей 7-8-х классов. И это возможно, если есть оборудование. Но для этого нужно хотя бы 3-4 астрономических бинокля, а для школ это колоссальные деньги.

Хотя уровень украинских олимпиад довольно примитивный, по его мнению, они нужны для самореализации и ученика, и учителя. В конце концов, это еще и имидж страны. Бажан добавляет, что, например, в азиатских странах выигрывать в ученических олимпиадах — дело чести. В таких странах сама подготовка к олимпиадам продолжается годами.

— Это как большая семья, они там варятся внутри — кружки, планетарии, участники, которые заканчивают свой цикл олимпиад и начинают учить других, — рассказывает девушка. — В Украине так себе с этим. Между этапами всеукраинской олимпиады у нас проходят отборы, которые длятся, в основном, неделю, и это практически все время, что мы учимся. Пока что большинство учеников, которые проходят через астрономические олимпиады, больше заинтересованы в физике и выбирают для будущего именно ее. Я знаю уже три отбора участников международной олимпиады в Украине, но из нас только один человек выбрал астрономию.

По словам Наталии, преподавание астрономии в Львовской области держится практически на Игоре Теличине и еще одном педагоге-энтузиасте из Дрогобыча — Андрее Буром. Такая ситуация во всех регионах, и как только педагоги по какой-то причине уходят, то сразу же в этой области по астрономии все «меркнет».

— Звание заслуженного учителя я получил только после того, как Наталия стала призером международной олимпиады, хотя призовые места получали многие мои ученики, — говорит Теличин. — Никто не говорит даже «спасибо». Это просто никого не интересует.

Главный результат

Самое ценное, что дало участие в олимпиадах для Наталии, это, по ее словам, «стальные нервы». Если в 8-9-ом классах ее буквально трусило перед объявлением результатов, то сейчас она полностью абстрагируется.

— Это психологическая защитная реакция, ведь тебя постоянно трясет, и ты понимаешь, что так дальше нельзя и это надо прекратить. Кроме того, знания и олимпиады — это все-таки разные вещи. Это как общее состояние здоровья и спорт. Так что мой личный вывод — не зацикливаться на оценках и результатах.

На вопрос, ушла ли для нее астрономия на задний план после поступления в вуз, Наталия говорит, что поняла — заниматься астрономией в нашей стране — это не ее.

— Когда ты изучаешь физику, ты больше изучаешь науку в целом. А в астрономии практику нужно проходить ночью, с телескопом, когда холодно. А каких-то сантиментов к ночной романтике я за собой не наблюдаю, я спать люблю ночью, — подытоживает она, улыбаясь.

Автор:

Добавить комментарий