Как остановить образовательную «гонку вооружений»

Какая общая проблема существует сейчас в мировом и украинском образовании? Многие страны зафиксировали странную ситуацию: школьные программы разгружают, но родители после уроков нанимают репетиторов, приводят детей в центры, где они углубленно изучают основные предметы. Процесс окрестили «гонкой вооружений», ведь каждая семья старается сделать ребенка более осведомленным, чем сверстники. Успехи одного школьника побуждают родителей еще больше «подтягивать» другого.

Образовательный шопинг

Четырехлетние украинские малыши, проходящие первую «нулевку» до школы, осваивают иностранные языки, информатику и шахматы для развития мышления — это уже не редкость. В Великобритании уже 10 лет у этого еще более грандиозные масштабы. После школы детей везут в центры дополнительных занятий по математике и английскому языку, которые расположены… в супермаркетах. Родители могут сделать еженедельный шопинг, пока дети учатся.

Субботние и воскресные дни — самое загруженное время. На шесть учеников здесь — один консультант, который помогает с учебой. Раньше занятия с репетитором были прерогативой привилегированных. Сейчас же даже те, у кого очень скромные доходы, отправляют детей в центры, ходят годами, дважды в неделю. Хотя услуга не дешевая: эквивалент 150 долларов в месяц. А семьи без материальных проблем нанимают еще и индивидуальных репетиторов. Стоимость британского сектора частного обучения — 2 млрд фунтов стерлингов.

Приз для перспективных

Эксперты видят две проблемы: перегрузка детей и усиление социального неравенства, ведь школа не может гарантировать поступление в университеты. Почему? Потому что по рейтинговой системе отличник, который овладел школьной программой, будет отставать от сверстников, «нашпигованых» знаниями вне школы. Успешно поступают в гимназии две трети детей с дополнительным образованием и только 14% остальных учеников — доказывает исследование Института образования при Лондонском университетском колледже. Неудивительно, что в стране у трети учеников средних школ есть дополнительное обучение, а в Лондоне — у каждого второго.

Желание исправить социальный перекос привело к тому, что дети из неблагополучных семей тоже занимаются с репетиторами: некоторые агентства бесплатно обучают или дают гранты для перспективных школьников. Парадокс: раньше домашних учителей нанимали для тех, у кого проблемы с уроками, а теперь это «приз для перспективных».

Ажиотаж в мире подогрело «сингапурское чудо», считает пресса. Здесь родители тратят на репетиторов и внешкольные занятия половину денег, которая остается после расходов на жилищные услуги, питание и медицину. Некоторые родители платят несколько тысяч долларов за обучение ежемесячно.

За 10 лет расходы на образование выросли вдвое. Репетиторские центры соблазняют детей бесплатным чаем с печеньем, книгами и даже обедами. Доходы все равно в разы выше, чем расходы. Родители посещают курсы и интенсивы, чтобы помочь детям с учебой.

Эффект гиббонов

Эксперты призывают родителей остановиться. Помогут ли детям как можно больше знаний и навыков? Люди подвержены так называемому эффекту гиббонов. У этих обезьянок в зоопарке жесткая иерархия: одни всю жизнь проводят на земле, другие — на верхушках деревьев или скалы. При этом детеныш остается на том месте, которое выберет: оставив маму внизу, он может вскарабкаться к «элите». Но такие случаи — исключительны, так как обезьянки даже не пытаются залезть выше, чем родители.

Так и дети из малообеспеченных семей обладают специфическими коммуникативными навыками, которые мешают им быть успешными, по данным исследовательской фирмы Nexus Link. В частности, они значительно чаще боятся ошибиться, приучены сидеть неподвижно, не задавать лишних вопросов и ожидают инструкций взрослых.

Дети из обеспеченных семей увереннее сверстников, стремятся ответить, даже если плохо знают, размышляют вслух, задают много вопросов и обладают развитым критическим мышлением. К тому же они чаще настаивают на собственной оригинальности. «Нашпиговывание знаниями» лишь усугубляет эту пропасть.

Новые требования рынка труда

Поэтому лучшим вкладом родителей в судьбы детей было бы дать им пространство для самореализации, опыт завершенных проектов — для уверенности в себе, развить умение работать в команде и общаться, даже если критическое мышление детей неудобно для воспитателей.

С одной стороны, работодатели повышают планку, поэтому дипломы больше не являются фактором, определяющим, кто будет принят на работу. Если 15 лет назад на собеседовании спрашивали об оценках в университете и внеклассной деятельности, то сейчас — о стажировке, лидерстве, общественных проектах, зарубежном опыте и т.п. Все это побуждает родителей будущих претендентов на вакансии с детства искать им дополнительные «плюсы».

Але цей самий факт, якщо проаналізувати, має змістити акценти. Адже роботодавці орієнтуються на здібності та досвід, на унікальність людини. А це варто шукати не ззовні, не на курсах чи в супермаркетах, а всередині дитини. Якщо не навчати «бути як всі», а створити умови стати собою — це принесе значно більшу користь, ніж освітня «гонитва озброєнь».

По материалам The Guardian, Edge Singapore, Straits Times, Channel News Asia

Добавить комментарий