Наталья Кидалова: Хороший учитель — как садовник: дает каждому время вырасти и раскрыться

Наталья Кидалова в момент, когда узнала о своей победе на Global Teacher Prize Ukraine. Премию вручили 5 октября в Национальной опере. Фото: Анна Федик

5 октября Украина узнала имя победительницы Global Teacher Prize Ukraine 2019. Ею стала Наталья Кидалова из Мелитополя, которая уже 23 года работает в школе, где и сама училась. Преподает английский, украинский язык и литературу. С Натальей мы встретились утром следующего дня после церемонии награждения, чтобы поговорить о детях, профессии учителя и отношении к ошибкам.

Статуэтка Global Teacher Prize Ukraine — тяжелая и по весу, и по ответственности, которую теперь чувствую. Звездочки на награде — это дети, с которыми я работаю каждый день. Вчера получила очень много сообщений от своих выпускников — это так эмоционально и неожиданно, что почти не спала всю ночь.

За неделю до церемонии была в Киеве на тренинге, и мне приснился сон, что я взлетела в воздух. Тогда не обратила на это внимания, а теперь думаю, может это был намек на победу? Когда сели в Теслу возле оперного, я очень волновалась — на мне были туфли с очень высокими каблуками — такую обувь я не ношу, я боялась наступить на платье или упасть. Но на самой церемонии я всецело отдалась моменту — поднимала глаза на красивый свод Национальной оперы, видела вокруг учителей в вечерних нарядах, это было так вдохновенно и энергетично, что я просто получала удовольствие.

Когда на экране начали появляться буквы моего имени, Людмила Таболина, сидевшая рядом, повторяла: «Это ты, это ты», а я не верила. Только увидев букву К, поняла и сразу испугалась. Уже позже позвонил сын и сказал, что был уверен в моей победе. Статуэтка будет в школе. Думаю, в первый день дети будут делать селфи со «звездной головой». Они знают, что это — их награда.

«Садовник не ждет благодарности от сада»

Учитель — это садовник. Он никогда не обвиняет растения в том, что они медленно растут, а думает, где не долил, где не подсыпал удобрений. И он не ждет, что роза расцветет одновременно с хризантемами. Хороший учитель — именно такой: дает каждому время, чтобы вырасти и раскрыться. Он ухаживает и радуется, когда цветок расцвел. Садовник никогда не ждет благодарности от своего сада, так и учителям нельзя ожидать благодарности от детей — потому что благодарность — глубокое чувство, присущее более зрелой личности. Поэтому для меня важно не «спасибо» от детей, а то, как они встречают меня в коридоре после командировки, как реагируют на мои уроки.

Наталья Кидалова в своей школе в Мелитополе. Видео — Александр Ткачук

«Дети меня учат»

Говорят, что сейчас дети сложнее. Я так не думаю. Они более открыты, раскованы. Взрослые считают, что детям дали много прав, а об обязанностях забыли. Когда родители говорят ребенку: твоя обязанность — учиться, меня это удивляет. Дети не обязаны учиться. У них есть право на образование. И школе нужно построить обучение так, чтобы ребенку хотелось учиться и приходить в школу снова. Да, у современных детей клиповое мышление, и это неплохо, это способ самосохранения человека во времена, когда вокруг так много информации. Они мгновенно переключаются с одного на другое, сочетают разное, компонуют противоположное — классно, что они делают это естественно. Один мой ученик складывает кубик Рубика за считанные секунды. Когда замечаю, что он на уроке тихонько под партой крутит его в руках, понимаю, что нужно менять ход урока, потому что детям стало скучно.

Дети постоянно проверяют учителя: какую музыку слушаешь, что знаешь. В прошлом году взяла 5-й класс, и на уроке знакомства они представлялись: «я влогерка», «я ютьюбер», «я вайнерка», «я паркурщик». Они себя так идентифицируют. Мне не стыдно спросить у детей, если не понимаю какое-то новое модное слово. Я смотрю фильмы и мультики, которые советуют дети, слушаю музыку, которую они любят. Когда говоришь с ними на одном языке, возникает доверие. Недавно моя 13-летняя племянница сказала: «О, ты знаешь, кто такая Билли Айлиш — так ты крутая!» Дети меня учат. Сейчас очень популярными стали корейские группы. Это отдельная культура — у них свой макияж в стиле аниме. Это все я еще должна исследовать, чтобы различать этих исполнителей.

«Ошибки делают нас ценнее»

У меня комплекс отличницы и перфекционизм, которые очень мешают жить. Но в последнее время учусь принимать ошибки. Если говорю ученикам, чтобы не боялись ошибаться, а сама боюсь — выходит нечестно. Тренируя учителей, люблю давать такое упражнение: пишу на доске 10 простых примеров на сложение и вычитание и в одном делаю ошибку. Спрашиваю — что вы видите на доске? Ответ: в таком-то примере ошибка. Тогда спрашиваю: а сколько примеров решено правильно? 9. Почему же мы сразу обращаем внимание на одну ошибку и не замечаем 9 правильных ответов? Можно смотреть на одно и то же, а видеть разное.

Когда обсуждаю работу с ребенком, сначала говорю что-то хорошее об этой работе, затем об ошибке, и снова хорошее — я верю, что в следующий раз все получится. Или, например, знаю, что ребенок очень старательный, но всегда пишет диктанты на 2 балла. Тогда говорю: видишь, на этот раз не 13 ошибок, а 12, это уже лучше, хотя оценка та же. К сожалению, большинство детей настроены ежедневно получать оценки. Они огорчаются, когда говорю, что сегодня был урок без оценок. Надо дать им понять, что учатся они не для баллов. Потому что тогда за оценками мы теряем то, что оцениваем — умения, достижения.

Ошибок не нужно бояться, их нужно ценить, потому что они делают тебя сильнее, смелее, ценнее. Мне близка философия японского искусства кинцуги — это разбитая фарфоровая ваза, которую склеили золотом. Это трещины, подчеркнутые, выделенные драгоценным металлом. У нас считают, что разбитую чашку не склеишь. А здесь наоборот — не просто склеить, а так, чтобы швы были выразительные. Человек — как эта разбитая и склеенная золотом ваза: я ошибался, но остался собой, склеить себя заново можно, и это придает силы.

«Школа моей мечты — это хаб»

Я педагог в четвертом поколении: мама — учительница биологии и химии, но всю жизнь работала воспитательницей в садике. Тогда люди работали на заводах в три смены, и порой родители путали, кто должен забрать ребенка из садика, а мобильных телефонов не было, поэтому мама иногда приводила детей к нам домой на ночь. Моя бабушка — учительница математики и немецкого языка, а прапрабабушка окончила в Петербурге Институт благородных девиц, где преподавали на французском. Наверное, у меня не было шансов выбрать другую профессию. Но я точно знаю: дети не нуждаются в том, чтобы им посвящали жизнь — ни мама, ни учительница. С детьми нужно просто жить вместе и рядом.

На уроках отдаю много энергии, и чтобы восстановиться занимаюсь йогой дома. Йогу мне посоветовала моя выпускница, которая сейчас стала крутым фотографом в Киеве. Неподалеку от Мелитополя есть Каменная Могила — заповедник, где когда-то было Сарматское море. Затем оно отошло, и остались фантастические песчаные глыбы. Чувствую энергетику и магию этого места. Люблю приехать туда с кофе и позавтракать. Это мое место силы.

Моя большая мечта — чтобы школа была для всех: чтобы учителя могли там танцевать или заниматься йогой вечером, чтобы родители и дедушки-бабушки могли приходить и заниматься своими хобби, чтобы туда приходили люди со всей общины на тренинги, мастер-классы или просто поработать с ноутбуком, пока ребенок на уроках. Школа моей мечты — это хаб, пульсар, где кипит жизнь с утра до вечера, она пульсирует энергией и дает толчок для развития всем.

Добавить комментарий