Инклюзия не может быть одинаковой для всех: опыт Израиля

Как учить ребенка, если он не в состоянии высидеть все уроки с одноклассниками? А если совсем не способен усидеть на месте? Что считать успешной инклюзией? Как правильно разработать индивидуальные планы работы? Всему этому в октябре 2018 года бесплатно обучали 400 наших педагогов израильские специалисты. Впечатлениями поделилась Юлия Нагорная, директор Инклюзивно-ресурсного центра Южноукраинска.

Философия инклюзии

В Израиле считают: все дети должны учиться. Даже лежачие дети с глубокой умственной отсталостью закреплены за определенной школой и учатся дома потому, что способны: различать звуки, вкусы, ароматы, фиксировать взгляд, реагировать на обращения. Небольшое количество самых тяжелых учеников — на домашнем обучении и в спецучреждениях. Однако в Израиле существуют проекты для их социализации: совместные спортивные занятия, праздники, концерты, экскурсии с учениками обычных школ, летние лагеря, взаимные «походы в гости»: дети из спецучреждений проводят день в массовой школе, и наоборот.


Поэтому тренинги начали с философии инклюзии, которая помогает искать возможности, а не причины для отказа в образовании.


Семинары-тренинги для учителей инклюзивных классов, директоров школ и работников инклюзивно-ресурсных центров (их в Украине уже более 400) проводило Министерство образования и науки Украины совместно с Посольством Государства Израиль и Израильским центром международного сотрудничества MASHAV.

Эта организация уже свыше 50 лет занимается передачей инновационного опыта в областях, в которых Израиль достиг немалых успехов: образовании и здравоохранении. Обычно это курсы для специалистов, краткосрочные и долгосрочные консультации как сопровождение общегосударственных проектов. В тренингах пожелали принять участие более двух тысяч человек. Эксперты отобрали их не только по должностям и опыту работы, но и по расширенным мотивационными письмами.

От предупреждения — к инклюзии

Большинство детей с особыми образовательными потребностями учатся в обычных школах — такой закон действует с 1998 года. В целом опыту инклюзии в Израиле — более 30 лет, поэтому специалисты поделились историей внедрения инклюзии в своей стране, при каких подходах система инклюзивного образования становится более дружественной к детям с особыми образовательными потребностями.

В Израиле речь идет не об инклюзии в целом, а о выборе одного из ее видов под нужды конкретного ребенка. Начинается все с программ ранней диагностики и интервенции «From prevention to inclusion» («От предупреждения — к инклюзии»).

Эксперты считают, что основное внимание должно быть сосредоточено на помощи в раннем детстве и дошкольникам, чтобы подготовить их к массовой школе. Скажем, ДЦП обнаруживают и начинают работать с малышом уже в несколько месяцев от рождения. Так же рано помогают, например, детям с синдромом Дауна, с нарушениями зрения или слуха. Даже те диагнозы, которые трудно диагностировать с рождения однозначно (например, аутизм), с помощью анализов пытаются «ухватить» до 1-2 лет. Таким детям советуют коррекционные ясли, а с 3 лет — детский сад.

Также в Израиле действуют инклюзивные центры для учеников от 0 до 21 года. Из-за дополнительных занятий часть детей с особыми образовательными потребностями оканчивают среднюю школу не в 17 лет, а в 21, причем это не зависит от уровня интеллекта. Центры полукоммерческие, но 40% средств на их содержание идут из госбюджета. Здесь работают специалисты и специально обученные волонтеры. В некоторых центрах все скомпоновано: проект по ранней диагностике, инклюзивные ясли, детсад, школа, колледж, а также ресторан, кафе, парикмахерская, спортзал, где работают исключительно люди с инвалидностью.

С ассистентом, в классе, индивидуально, альтернативно

После 6 лет поднимается вопрос — как именно должен учиться ребенок. Израильские тренеры не раз подчеркивали: важен разумный подход, ориентированный на потребности ребенка и ресурсы школы, а не на наше желание дать каждому все самое инновационное и удобное. Иногда ребенку не нужен ассистент, определенные коррекционные занятия, а не хватает другого сопровождения.

В школах есть специальные классы, есть смешанные занятия: половина уроков с классом, остальные — индивидуальные занятия с ассистентом. Есть и те, кто учится в обычном классе, но в сопровождении тьютора. Есть ученики, для которых организован дополнительный отдых днем, или уменьшены нагрузки, поэтому они раньше уходят домой. Дети с интеллектуальной недостаточностью могут проходить программу в облегченной форме, а некоторые слишком сложные предметы (естественные науки, тригонометрию) не посещают.

Ученикам могут предложить альтернативную деятельность (например, дети, которые не могут говорить, учат другой вид общения — PECS (обмен изображениями и символами), другие — переписывают диктант из распечатки, а не воспринимают на слух, при дислексии — наговаривают диктант на гаджеты, а не пишут). Конечно, есть и дети, которые учатся по обычной программе, но для них созданы дополнительные условия (например, если они на инвалидных колясках). Вид инклюзии всегда принимают коллегиально: с родителями, учителями, психологами, реабилитологами.

Каждый день — индивидуальный урок в утяжеленном жилете

Как это выглядит на практике, например, при аутизме? В школе для таких детей — отдельный класс, где два учителя и 2-3 тьютора на 6-8 детей. Также работают привлеченные специалисты: логопед, арт-терапевт (задача которого — развитие эмоционального интеллекта), специалист по сенсорной интеграции. Один урок ежедневно для каждого ребенка — индивидуальный, ведь все взрослые могут «разобрать» по одному ребенку.

В наиболее продвинутых школах в кабинете есть отдельная столовая, комната отдыха. Также здесь есть парты с высокими бортами, за которыми можно уединиться и не видать одноклассников, утяжеленные жилеты, приносящие чувство успокоения при аутизме.

Есть дополнительные занятия: понимание прочитанного, «прайминг» — предварительное изучение урока, который будут рассматривать в классе, или тренировка вида деятельности, которую нужно будет применить, визуальный «перевод» текстов (фото, видео, рисунки, опорные сигналы).

Также предусмотрена бесплатная реабилитация три раза в неделю вне стен школы: работа с психотерапевтом, песочная терапия, иппотерапия (задействованы лошади), канистерапия (привлечены собаки), Бломберг-терапия (использование ритма), нейрокорекция, мозжечковая стимуляция, биоакустическая коррекция.

Ночевки в школе и практикумы в ресторане

Ученики спецкласса не изолированы от остальных: они «приписаны» еще и к обычному классу, с которым знакомятся сразу, как приходят в школу. С 1-го класса они вместе на праздниках, посиделках, визитах кукольного театра и т.п. Со 2-го — уже вместе на занятиях по информатике, экскурсиях. Каждый ученик четыре раза в месяц может переночевать в школе и один раз провести здесь целый уикенд (конечно, с тьюторами, интересной программой отдыха). Это разгружает родителей и помогает детям лучше социализироваться.

Ежегодно интеграция увеличивается. Старшеклассники могут уже половину обучения проводить вместе. Для них устраивают специальные экскурсии-практикумы: научиться вести себя в кафе, в театре, в фитнес-центре, попробовать арендовать квартиру, пройти собеседование на вакансию.

Что такое обратная инклюзия и зачем она

Инклюзия — это еще и особая подготовка всех остальных учеников. С 1-го класса они изучают тексты о людях с особыми потребностями, о достойном поведении, о возможности интересных отношений и о том, какими талантливыми могут оказаться непохожие на других дети. Также они учатся коммуницировать с самыми разными людьми. Для детей без особых образовательных потребностей этот опыт — так сказать, задача со звездочкой на общение.

Перед тем как ввести ребенка в определенный класс, последний тщательно изучают: проблемы с дисциплиной, структура класса, социограмма (кто — неформальные лидеры, кто — аутсайдеры). Когда же приходит новый одноклассник с особыми образовательными потребностями, специалисты советуются и подбирают ему соседа по парте — спокойного по темпераменту, толерантного ребенка. Конечно, малышам это не показывают и рассаживают всех как бы случайно. Также в этом классе будут предусмотрены дополнительные виды деятельности, которые позволяют одноклассникам помогать и кооперироваться.

Существует и так называемая обратная инклюзия: детей из обычных классов отправляют на определенные уроки или на несколько недель в спецклассы. Это проводится ради профилактики буллинга, а также когда ребенок требует повышенного внимания на небольшой период: если он отстал из-за болезни, психологических проблем и т.п.

Как правильно составлять индивидуальную программу

Украинский педагогов ждала и практическая часть тренинга: составление индивидуальной учебной программы для ребенка по заданным параметрам (возраст, нюансы познавательной деятельности, здоровье, особенности поведения, опыт обучения).

Индивидуальная учебная программа определяет слабые и сильные стороны ученика в когнитивной, поведенческой, а также эмоциональной сферах. Ставят четкие задачи для развития каждой. Это необходимо, чтобы отслеживать приобретение компетенций.

Эффективность инклюзии в Израиле определяют не столько академическими достижениями в учебе, сколько изменениями поведения, отношениями с учителями и учениками, жизненными компетенциями. То есть измеряют рост от начальной планки, а не нормативы или успехи одноклассников. Если ребенок, который не разговаривал, способен пересказать прочитанный текст, он должен гордиться собой. У нас, к сожалению, иногда педагоги размышляют так: если ученик пересказывает в старших классах на уровне начальной школы, то это провал, позор, независимо от усилий и пройденного пути.

Также израильские тренеры подробно рассказали о работе команды сопровождения, центров по поддержке инклюзивного образования, межведомственном взаимодействии служб, поиске ресурсов. Педагогов учили эффективно общаться с семьями детей с особыми образовательными потребностями: например, вести журнал контактов, планировать тренинги и регулярные встречи.

Украинским педагогам израильтяне пообещали посттренинговую поддержку, а также предложили подавать документы на конкурс, победители которого будут учиться в Израиле. А у тех, кто заинтересовался тренингом, будет еще шанс в следующем году: МОН договорилось с MASHAV о продолжении сотрудничества.

Добавить комментарий