Стоп анорексия: как выявить пищевые расстройства у ребенка на карантине

Это, кажется, одна из примет карантина — регулярные рейсы к холодильнику. Многие жалуются, что набрали лишний вес. А что делать, когда замечаете, что ваш сын постоянно что-то хомячит? Или дочь, наоборот, съедает одно яблоко или один томат в день и отказывается от другой еды? По словам детского психолога Елены Шамрай, во время самоизоляции можно немало узнать о пищевом поведении ваших детей.

Что «заедают» дети на самоизоляции

На карантине дети и взрослые проводят вместе гораздо больше времени, чем обычно. Поэтому если раньше школьник тайком покупал пирожные в неограниченных количествах, то сейчас его аппетит может удивить маму и папу. А может, ребенок делал вид, что кушает, а в школе отдавал обед друзьям, или утром, когда родители бегут на работу, незаметно выбрасывал завтраки? Сейчас эти хитрости становятся очевидными.

Какие же проблемы с едой у детей можно заметить? То, к чему склонны многие, — заедание стрессов. На карантине скучно, грустно, тревожно? Детская рука тянется за конфетами и пирожными. Дети считает это нормой. А среди подростков есть те, кто стремится уменьшить объемы фигуры и каждый раз жалеет о совершенном «преступлении». Однако стоит погрузиться в водоворот эмоциональных переживаний, как снова приходится загрызать стресс. Например, выход из карантина или возврат в сентябре в школу тоже могут стать такими «точками кипения».

Родителям не стоит думать, что речь идет о слабой воле или недостатке дисциплины, ведь это уже пищевое нарушение, в основе которого — психологические причины. Стыдить, следить за ребенком — худшее решение. Как и в одиночку, без советов диетолога и психотерапевта, «сажать на диету». Само по себе диетическое питание уже является стрессом. А если к этому добавить другие регулярные стрессы, можно дождаться или срыва, или ночных подъемов, чтобы наконец тайком от всех наесться. Особенность как раз в этом: если зажать себя как пружину, то срыв будет неизбежен.

Что же можно сделать до консультации со специалистом:

Если ребенок не может сказать себе «стоп», когда речь идет о сладостях или сдобе, всей семье стоит временно поступиться своими интересами и перейти на фрукты, орехи, фитнес-батончики. Тем более странно требовать от сына или дочери ограничений, если вы заказываете фастфуд.

Лучше помочь ребенку записывать в течение суток ситуации, побуждающие «заедать стресс». Нужно описывать, что происходило, какие чувства возникли и что захотелось съесть. А самый важный пункт — что отвлекло или могло бы отвлечь. Например, на прогулке ребенка нервировало, что следует носить маску, он чувствовав раздражение, ел конфеты, но отказался бы от них, если бы шел интересный фильм. В конце каждой недели стоит проанализировать записанное. Но не путайте с дневником калорийности — на этом этапе подсчет, сколько чего ребенок съел, может только усилить в нем стресс.

Важно, чтобы не родители контролировали, а подростка самого заинтересовало такое исследование своих пищевых привычек. Так он сможет получить целый арсенал средств, как успокоить себя в определенных ситуациях.

Кого пугает Винни-Пух

Нервная анорексия — не столь распространенная проблема (она случается у одной из 200 девушек). Но, к сожалению, эту смертельно опасную болезнь подростки популяризируют как красивый стиль жизни. На самом деле это психическое расстройство, при котором у человека искажается восприятие своего тела и возникает необоснованный страх ожирения, желание похудеть как можно сильнее. Есть немало сайтов и групп в соцсетях, которые пропагандируют стиль pro-ana (то есть для тех, кто хочет выглядеть как человек с анорексией — с выпирающими коленями, болезненно острыми ключицами и скулами — то, что такие девушки считают «прозрачностью и хрупкостью»). Как правило, там размещают бессмысленные и жестокие демотиваторы, которые, к сожалению, сильно влияют на подростковую психику, как например: «Девушки после 50 кг — жирные», «Еда — это мусор, который нельзя совать в рот». Их цель — развить тотальное отвращение к пище, что оборачивается быстрой потерей веса.

Во время самоизоляции те, кто предлагает такой контент, быстро отреагировали на актуальные реалии: стали печатать «карантинный юмор» и посты женщин, которые жаловались, что набрали за это время лишний вес. Мол, вот какие они, взрослые — только оставь их дома и «разожрутся» (так принято писать в этих группах). Будто бы именно сейчас очевидно, почему следует слушаться сверстников, а не родителей — у них, мол, нет силы воли. Недаром же столько разговоров о «заедании стресса» и последствиях на талии после приготовления новых блюд. Также перепечатывают популярный ныне в соцсетях юмор: например, после карантина люди, как Винни-Пух, не смогут вылезти из квартиры. Накручивают девушек, что они должны есть даже меньше, чем обычно, чтобы не стать «жирными личинками». Поэтому родителям именно сейчас стоит быть внимательными, как никогда, к дочерям-подросткам (это самая уязвимая к заболеванию группа). Однако повлиять все это может только на тех девушек, у которых уже есть другие психологические проблемы.

Как отличить желание похудеть от болезни

Родители обычно считают, что точно заметят проблемы с питанием у детей. Впрочем, существует несколько стадий болезни. На так называемой стадии дисморфомании внешних признаков нет: есть лишь неприятие своего тела, идеи о необходимости похудеть и поиск «идеальной диеты». Кроме того, у девушки может еще не быть болезни, но она сидит на жестких диетах, не показанных для детского возраста (например, при лишнем весе), или может попасть под влияние pro-ana. Это значительно повышает риск, ведь каждая седьмая из таких девушек доводит себя до анорексии.

К тому же девушки советуют друг другу ужасные диеты, о чем говорят уже сами названия: «Для начинающих анорексичек» или «Исчезновение», а еще — как прятаться от родителей, делать вид, что поели. Всем вокруг девушка может говорить, что у нее нет аппетита, что она уже поела в другом месте. В случае если она вынуждена кушать, она часто прибегает к рвоте, чтобы освободиться от ненужной пищи. На самоизоляции есть шанс узнать гораздо больше о реальном пищевом поведении детей. Если есть подозрения по поводу развития анорексии, стоит как можно скорее обратиться к психотерапевтам и диетологам. Потому что иногда болезнь может быстро прогрессировать: полностью исчезает аппетит и наступает отказ от приема пищи.

Что отличает анорексию от простого желания быть стройной? Самое главное — отсутствие критичности к своему состоянию, своей внешности. При обычном желании похудеть девочка будет учитывать мнение других. У нее останется много интересов. Тинейджерка с анорексией устойчиво считает, что у нее ожирение, какие бы показатели веса не были. Любые попытки убедить вызывают агрессию или формальное согласие, но при этом устойчивое недовольство своей фигурой. Все мысли сосредоточены только на теме похудения.

Что можно сделать до консультации со специалистом:

Крайне важно хотя бы попытаться объяснить ребенку, что проблемы с лишним весом у него нет, или она не настолько серьезная, как тот считает. Но давить нельзя, иначе эффект будет обратным. Если это еще не анорексия, а только влияние стиля pro-ana, можно поговорить о здоровых параметрах фигуры, физиологических проблемах, которые бывают у слишком худых профессиональных моделей, на которых часто равняются дети.

К анорексии склонны девушки с определенными положительными качествами: развитая воля, самоконтроль, терпение, склонность к самоограничениям, ответственность. Но к этому обычно добавляется большая самокритичность, неуверенность в себе. Такие черты развиваются, если родители слишком требовательны, сравнивают ребенка с другими не в его пользу, требуют быть во всем первым, критикуют за неудачи. В таких семьях важнее оценки, чем реальные знания, требуют результатов, не учитывая желания.

Если это первый интерес к теме анорексии, возможно, речь идет не о семейной атмосфере, а о временных проблемах. Поэтому родители могут задуматься, не переутомлен ли ребенок, не завысили ли они требования в последнее время.

Еще одна типичная черта для девушек, у которых возникает патологическое желание похудеть, — в их семьях не принято выражать чувства, особенно злость. Положительная цель — дети должны быть воспитанными — оборачивается тем, что их приучают во время конфликтов направлять агрессию только на себя. Поэтому родители могут помочь подросткам и тем, что предложат простое арт-терапевтическое упражнение: нарисовать свой гнев, злость, обсудить это. Поговорить о своих чувствах — для ребенка тоже способ «выпустить пар» еще до того, как обратиться к специалистам.

Добавить комментарий