Образовательные инновации: как это работает в украинских реалиях

Современное образование невозможно представить без инноваций. Декларативный метод преподавания, когда учитель рассказывает тему перед учениками, отошел в прошлое, зато пришел персонализированный контент, геймификация обучения и высокие технологии. Что из этого работает, а что нет в украинских реалиях? Об этом говорили эксперты на конференции ИT-бизнеса и образования Synergy 2019.

Анна Сидорук

операционный директор ОС «Освитория»

Геймификация обучения вовлекает детей

Победа

Мы создали онлайн-платформу по подготовке к ВНО iLearn. Обучение на ней — бесплатно и доступно каждому ребенку, если у него есть гаджет, интернет и немного вдохновения. В прошлом году мы внедрили на платформе геймификацию — за успешное обучение на курсах, выполнение заданий и тестов дети получают виртуальные монетки — учибаксы. За эти виртуальные деньги ребенок может апдейтить своего героя. С началом регистрации на курсе это просто мальчик или девочка, а за учибаксы можно приобрести для своего персонажа модные вещи, фишки, огненного героя и т.п. После внедрения геймификации вовлеченность детей выросла в 7-8 раз: до геймификации наш пользователь проводил на платформе около 30 минут в неделю, после геймификации ученики проводят 3-4 часа, а перед ВНО — до 12-16 часов в неделю.

Фейл

Мы можем почувствовать обратную сторону геймификации, когда сотрудничаем с интернатами, где с качеством образования большие проблемы. Мы организовали вебинары с топовыми киевскими репетиторами, распространили это по интернатам, но дети не посещали их. Или зарегистрировались 150 детей, а пришли на вебинар 5-10. Когда внедрили геймификацию, то увидели, что все, кто зарегистрировался, пришли на вебинар. Но через некоторое время система анализа поведения пользователей показала, что некоторые дети получили учибаксы и ушли. Тогда мы изменили алгоритм вознаграждения: начали зачислять немного учибаксов в начале, и много, если ребенок просмотрел вебинар до конца.

Другая проблема: бывает, приезжаем в интернат и видим, что компьютеры заперты на ключ, у детей нет доступа к онлайн-курсам. Оказалось, администрации учреждений боятся, чтобы дети не испортили дорогостоящее оборудование. Здесь единственный выход — налаживать доверительные отношения с учреждениями, чтобы администрация понимала, что компьютер и смарт-доска — это не декор, а инструмент, который может сделать учебный процесс более интересным и интерактивным.

Андрей Табачин

соучредитель EdPro

Инновационное оборудование работает, если это комплексное решение

Победа

Я 20 лет работаю в IT, а в образование нас вовлек город Львов, когда они получили бюджет и захотели закупить оборудование для школ. Сначала мы увидели, чем были оборудованы школы — немного ужаснулись. Затем посмотрели, что рекомендует покупать Министерство — оно советовало ужасно устаревшую технику, которой уже не пользуется никто в мире. Мы начали заниматься оборудованием для школ, с которым работает весь мир, но его тогда еще никто не завозил в Украину. Мы предложили комплексное решение: привозим в школу мультимедийную панель, обучаем учителей использовать интерактивный контент на каждом уроке. Установка одной панели стоит около 120 тысяч гривен. Поскольку во Львове это оборудование устанавливали за городской бюджет, могли не учитывать рекомендации Министерства.

Фейл

Когда мы поставили первые панели во Львове, то должны были научить учителей пользоваться ими. Мы провели 80 тренингов — ежедневно учили по 30 человек. Думали, что мы крутые — 800 учителей теперь возьмутся работать инновационно. А оказалось, они приходили на тренинг только за сертификатом, и сразу забыли все, что мы им показывали. Мы поняли, что 2–3-часовые тренинги не работают — учителям нужны практические занятия. Поэтому ввели вебинары по 40 часов с домашними заданиями, которые мы проверяем. Это еще один челлендж, потому что мы видим, как преподаватели списывают друг у друга.

Наша панель — дорогая вещь, и мы ожидали, что ее будут использовать на каждом уроке, ведь она на колесах, ее можно перевозить из класса в класс. Но бывало, мы приходим в школу, на инновационной панели висит икона, ее никто не включает. Поэтому нам пришлось сделать систему мониторинга, когда заказчик видит, сколько часов используется оборудование, и получает отчет за неделю, за месяц. После того как некоторые школы не использовали панели, город несколько раз забирал оборудование. Это побудило педагогов более ответственно относиться к инновациям.

Илья Филипов

соучредитель EdEra

Важны не гаджеты, а инновационный тип мышления

Победа

Когда я учился на радиофизическом факультете Университета Шевченко, у меня были блестящие преподаватели, но я видел проблему с созданием образовательного продукта — нарратив, дизайн. EdEra появились для того, чтобы сухие знания превращать в продукт, который подходит соответствующей целевой аудитории. Мы начинали с учеников, а теперь перешли к обучению судей, медиков, учителей. Каждый образовательный продукт ориентирован именно на ту аудиторию, для которой предназначен (мы изучаем портрет пользователя). Курс для учителей начальной школы, который мы запустили вместе с «Освиторией», до сих пор считаю нашим самым большим успехом. Его прошли 160 тысяч педагогов. И именно он стал катализатором изменений самого института повышения квалификации учителей. Сейчас госмонополии на сертификацию учителей нет.

Фейл

Самая большая проблема с инновациями в образовании — не оборудование или программы, а мышление учителей, другая педагогическая парадигма.

Когда запускали курс для обучения учителей начальной школы, у нас работала команда из 8 человек. За две недели до запуска мы узнали, что он будет обязательным для 22 тысяч педагогов. Мы разослали письма в институты повышения квалификации с просьбой, чтобы все учителя не заходили регистрироваться на курс одновременно, ведь он будет доступен все время. В результате кто-то передал учителям, что зайти на курс нужно ровно в то время, когда он запускается, и все 22 тысячи педагогов послушно это сделали. Наши серверы «легли» в первую же минуту, мой телефон разрывался от звонков, что ничего не работает. Когда это случилось, на экране пользователей начинал тонуть корабль. Тогда в Facebook тысячи учителей писали, что и у меня «титаник тонет». Первые несколько недель мы по очереди спали в офисе, чтобы отвечать на звонки и чинить все. Поэтому, очевидно, что мы не были готовы к такой ситуации. Но потом мы обратили фейл в победу — объявили в соцсетях кампанию SOS-НУШ, и к нам начали присоединяться ребята из ИT-компаний, которые помогли справиться с проблемой. То есть образовалось сообщество, которое помогло спасти запуск реформы.

За две недели обучения на платформе, ответы на тесты начали продавать в сети. Сначала мы пытались за этим проследить, но это было массовое явление. Потому мы быстро создали большую базу вопросов, рандомизировали их. Мой главный вывод: фейлы в образовании нужно превращать в победы, ведь среди украинских педагогов много инновационных и вдохновенных, которые работают с удовольствием.

Добавить комментарий