Автор фото: Елена Ведмедь

Основатель цифрового агентства Postmen Ярослав Ведмедь работает с ведущими компаниями и топовыми политиками. Однако когда речь идет о собственных детях, считает необходимым держать их как можно дальше от мобильных телефонов. Об этом он рассказал на VII Львовском медиафоруме, который проходил 31 мая — 1 июня. Эксперта по цифровым коммуникациям и отца двух детей 12 и 10 лет пригласили принять участие в дискуссии на тему: «Как уберечь детей в эпоху цифровой (не)безопасности». Там он и раскрыл четыре основных принципа, царящих в его семье.

1. Чем дольше дети без смартфона, тем лучше

Первая моя родительская парадигма — это пытаться оградить детей как можно дольше от смартфонов. Смартфон — это штука, которая постоянно запускает очень быстрый эмоциональный эффект. Это вещь, которая не предусматривает рациональной реакции в принципе. То есть, наша реакция в смартфоне очень быстрая и редко проходит рациональные фильтры. Поэтому я бы считал, что дети и смартфоны должны пожить как можно дольше друг без друга.

Я бы здесь выступал за любой тип ограничений, принятый всем обществом. Потому что невозможно создать это правило только для своих детей, ведь они придут в класс, где у всех есть смартфоны. Поэтому нереально удержать персональный запрет. Но если бы это имело общий, общественный характер — он был бы действенным.

2. Разбираться, что дети делают в телефоне

Раз дети уже там, нужно понимать, чем они там занимаются. Мы, например, выяснили, что дети в школе создают буллинговые группы в Viber. Они могут завести группу, если какой-то там Иванов — нехороший человек, набивать туда своих друзей и обсуждать это.

Я в школе тоже этим занимался, но мы собирались где-то в уголке и обсуждали, что один из наших друзей — робот и какие тому есть свидетельства. Но это не имело такой огласки и не распространялось автоматически на огромное количество участников, на целую школу. В соцсетях и мессенджерах это явление может принимать значительно больший и более травматичный масштаб.

3. Смартфон — для творчества

Третий инсайт — стимулировать творчество в девайсах. У нас, например, открыты устройства для творчества. Мой сын программирует, пишет какие-то быстрые коды, какие-то штуки, которые недоступны мне в 41 год. Но дети в 12 лет все это уже делают. Мы это все поощряем. Мы говорим, что ты можешь делать видео, дизайн, ты можешь использовать устройство для продуктивных занятий. Но ограничиваем время того, что мы называем «втыкать». То есть нужно меньше времени проводить с потреблением контента.

4. Образование вместо программных ограничений

Понимая, насколько велики способности моих детей в девайсах, я не могу ожидать, что какой бы способ ограничений я не ввел, они его не сломают. Дети настраивают массу функций на моих телефонах быстрее, чем это делаю я. Я не знаю, откуда они все это узнают о последних моделях iPhone, потому что у них только 6-й и 7-й. Но они все знают о 10-м, в котором я так не разбираюсь. Поэтому мой ключевой метод — это образование. Призываю их обращаться к образованию во всех рискованных моментах.

Все наши потуги в семье направлены на то, чтобы дети сами понимали, что к чему и как. В том числе, чтобы они говорили, когда видят какие-то непонятные вещи. Также чтобы понимали, каким образом и что они получат, если начнут искать информацию об определенных вещах. У нас это главная семейная стратегия.

То же касается источников информации. Например, если сын рассказывает мне любой факт, я спрашиваю его, откуда он это знает. И ставлю под сомнение практически все, что он говорит. А говорит он мне очень много всего. И, соответственно, направляю его усилия в Википедию, туда, где он видит первоисточники. Все остальное, что он услышал от дедушки, бабушки, по телевизору, в группе вычитал — все это выбрасывается в мусорник — иди и проверь.

На ближайшем горизонте нам нужно много работать с детьми. Следует учить их мыслить критически, подвергать сомнению все, с чем они пришли к нам, спрашивая, откуда они об этом узнали.

В детстве я прочел вдоль и поперек 12-томник Украинской советской энциклопедии. Сейчас она настолько устарела, что нет другого источника, кроме Википедии, которая, по крайней мере, постоянно обновляется. Ориентирую детей, чтобы они читали только английскую Википедию, если возможно. Поэтому мы очень большую ставку делаем на английский язык. И это, наверное, основа нашей стратегии информационной безопасности.

Добавить комментарий