Родительское не-выгорание: чему нас научил карантин, и что мы возьмем с собой в мир «после» пандемии

Изображение: Tori Bidwell. Submitted for United Nations Global Call Out To Creatives — help stop the spread of COVID-19.

Двое работающих взрослых, одна школьница на дистанционном обучении, один дошкольник без садика и два месяца локдауна. Карантин стал настоящим краш-тестом семейной жизни: некий «идеальный шторм», когда различные факторы усиливают действие других и постоянно приближают кораблекрушение. Признаюсь, порой мне казалось, что мы уже за бортом корабля и вот-вот утонем, но каждый раз на помощь приплывала спасительная шлюпка. Вот 6 таких lifeboats нашего карантина, благодаря которым мы «выгребли».

Катя Силь

1. God save teachers

В моменты самого большого отчаяния и жалости к себе, когда перед глазами мигала надпись «все пропало», я пыталась представить, как этот же карантин проживают учителя. Как они проводят по 5–6 Zoom-уроков в день, проверяют детские работы на размытых фото, сделанных на смартфон, как их накрывает волна фрустрации, потому что они не чувствуют обратной связи от детей и часто вместо их лиц видят на экране черные окошки. И эти учителя тоже мамы и папы, чьи дети тоже дома, как и мои. Поэтому в конце последней недели дистанционного обучения я пишу сообщения благодарности учителям моей дочери, потому что несмотря ни на что, они сделали так, что обучение продолжалось. И очень часто нашу семью спасала их поддержка, профессиональная гибкость и простая человеческая эмпатия: не задавать формальные упражнения «чтобы было», ценить креативность, отдавать предпочтение актуальным жизненным темам, а не параграфам из учебника, не наказывать детей за нарушение дедлайнов, особенно в конце этого долгого забега.

2. Обучение для жизни, а не для академических наград

Оценки важны. Они мотивируют, помогают отследить прогресс, ими удобно хвастаться. Но не во время кризисного обучения. «Learning during a crisis»именно так мировые эксперты называют опыт, который получили учителя, дети и родители в течение последних двух месяцев. И дело не в том, что онлайн-образованием пришлось овладевать всем вместе и очень быстро. Важнее то, что мы жили во времени и пространстве, наэлектризованных тревогой — за здоровье, жизнь, экономическое благосостояние семьи, психоэмоциональное состояние. Поэтому еще в начале карантина мы с дочкой 5-классницей «выдохнули» тему оценок и академических достижений и взяли курс на полезные жизненные навыки: научиться гладить и мыть пол, красить волосы дома и менять декор в комнате, наблюдать, что происходит за окном, и рисовать увиденное, печь брауни и вафли, обмениваться косметикой и одеждой. На все это нам никогда не хватало времени в плотном графике «школа-кружки-тренировки».

3. Быть вместе на самом деле означает автономию

Я из тех мам, которые всячески поощряют независимость ребенка: дочь самостоятельно ездит в школу еще с 4-го класса и в свои 10 частенько забирала младшего из садика. За это меня не раз «распинали» люди с большим жизненным опытом: старшие соседки, консьержки и родственники. Но именно в карантин, когда четыре человека были вынуждены сузить свое жизненное пространство до квартиры, мы вышли на новый уровень автономности. Раньше я грешила тем, что время от времени заглядывала в дневник дочери — по крайней мере, чтобы поставить подпись. Теперь я даже не зарегистрирована в гугл-класруме дочери, не слежу за ее расписанием уроков и не проверяю домашние задания. Планированием своего дня и свободного времени она занимается сама. Конечно, бывали «провтыки» и проект для зарубежной литературы дорабатывался в час ночи, но с кем не бывает. Младший тщательно копирует и тоже планирует свои дела: чередует рисование, спорт, мультики, а дневной сон должен начаться не раньше 15-ти часов. И теперь у обоих появилась новая привычка: когда мама сидит за рабочим столом, прежде чем что-то спросить, извиняются, что отвлекают меня от работы.

4. Онлайн-уроки для дошкольников не работают. Работает общее дело

Они просто не работают, и с этим ничего не поделаешь. Воспитатели нашего садика очень тщательно готовят каждое занятие, они проводят их в паре, излучают позитив и часто меняют активности. Но дети 4–5 лет не способны самостоятельно справиться с гаджетом, часто отвлекаются и требуют кого-то физически рядом, кто бы так же принимал участие в занятии. Если у мамы или папы есть на это время, вам повезло. Если такой возможности нет, добро пожаловать в реальность.

Эксперты убежденыдети младшего возраста нуждаются для обучения в вовлечении всего тела: то есть, они учатся, когда прыгают, режут что-то ножницами, бегают и лазают, мнут что-то руками и разыгрывают роли. Поэтому альтернатива онлайн-урокам — общие дела со взрослыми оффлайн: пойти с папой на пробежку или присоединиться к маминой йоге, помогать бабушке сажать лук или косить газон с дедушкой, собирать во дворе жуков и исследовать их дома с портативным микроскопом, учиться кататься на велосипеде и рисовать на себе татушки. А экранное время, которое ребенок должен был бы провести на онлайн-уроке, можно зарезервировать для мультиков — это гарантирует полчаса покоя для спасительного кофе.

5. Карантинный childsharing

ККогда-то родственница из Канады рассказала, как они с мужем, эмигранты с full-time работами, справлялись с воспитанием двоих детей. Поскольку их бабушки-дедушки жили на другом полушарии, а няню они не могли себе позволить, то соседи договаривались о графике опеки над детьми: неделю одна семья забирает детей из школы и кормит их дома обедом, неделю то же самое делает другая семья. Я тогда подумала, что в Украине такое вряд ли когда-нибудь будет нормой. Но случился локдаун, и все представления о норме утратили актуальность. К счастью, еще в самом начале карантина мы с соседями образовали «самоизоляционный пузырь» — эту идею я прочитала в рекомендациях правительства Новой Зеландии на время пандемии. Правда, такой лайфхак предлагали одиноким людям. Суть в том, что два человека (или в нашем случае две семьи) строго придерживаются карантина, но общаются в своем узком кругу. Идея действительно удобная: час, когда вы уверены, что дети под присмотром, хорошо проводят время и при этом не у вас дома, способна вернуть веру в жизнь и в себя.

6. Безоценочное слушание — must have навык мира после пандемии

Родительское выгорание может произойти и в обычные времена: мы выматываемся физически и эмоционально, потому что уход за детьми редко похож на гламурные фото инстамамочек. Первым признаком parental burnout является эмоциональная отстраненность — когда вы и дальше готовите детям вкусности и читаете книгу перед сном, но делаете это как робот — без чувств и удовольствия от процесса. На карантине может даже появиться желание социальной дистанции от собственных детей. Если вы время от времени закрываетесь в ванной комнате, просто чтобы побыть наедине, знайте: во-первых, это нормально, во-вторых, так делаете не только вы.

Поэтому самое время научиться слушать безоценочно: не ставить диагноз «хорошо» или «плохо», не навязывать свои советы, а просто дать свое полное внимание другому человеку. Мы не можем быть уверены, в какой степени травматичным оказался опыт изоляции для каждого из нас. Но можем договориться о новом статус кво — воспринимать друг друга как ценную вазу из тонкого фарфора, которую мы способны разбить на расстоянии слова. И если прогнозы ВОЗ оправдаются, и будет вторая волна локдауна, мы, по крайней мере, зайдем в нее более сознательными относительно нашей суперсилы и суперхрупкости.

Автор:

Добавить комментарий