Как изучать школьные предметы через исследование своего села?

Как работает международный научно-художественный кружок для детей в селе Музычи Киевской области

Из Киева до Музычей — полчаса на машине, но сразу чувствуешь, что это село: здесь пахнет травами, местные здороваются на улице с незнакомцами, слышно колокола церкви. Посреди села живописное озеро, а как раз напротив — просторный Дом культуры: в нем работает библиотека, кафе, детская вокальная и музыкальная студии, йога для взрослых. На двери висит афиша научно-художественного кружка для подростков «Башня, огороды и музыка села». Проект реализуют художница Алевтина Кахидзе и общественная организация «Изменим село вместе» благодаря поддержке Европейского Союза по программе House of Europeс учениками и выпускниками местной школы работают известные художники, ученые, экоактивисты, а осенью к ним присоединится парижский видеохудожник Симон Рипол-Урье, у которого большой опыт работы с подростками в селах Франции. «Освитория» также наведалась в Музычи, чтобы узнать, как и зачем дети планируют построить в селе башню.

Понять науку через опыт

Современная художница Алевтина Кахидзе живет в Музычах уже около 12 лет: в местной сельской школе преподавала свой курс критического мышления через искусство «Думать через рисование», а само село Музычи стало неизменным фоном ее работ. К слову, рисунок Алевтины недавно представил Украину в мировой подборке от главных редакторов Vogue.

— Как художница я не представляю свою практику без науки, привязки к контексту и локации, — говорит Алевтина. У нее в руках букет из душистых трав с ее огорода.

— Они все съедобные: эстрагон, зонтики аниса, душица, щавель. За шесть лет преподавания в школе я чувствую этот gap — пропасть между дисциплинами, которые изучают в школе, и тем, как это касается практики, жизни ребенка. Для меня это большое разочарование: дети так много времени проводят в классе — и выносят так мало знаний, которые потребуются им в будущем. Вот, например, на занятие на кружке мы пригласили биофизика Ольгу Сютикову, которая работала над диссертацией в отделе алелопатии, изучая взаимное влияние растений и микроорганизмов через почву и воздух. Если проще, это о том, что одни растения способны подавлять другие, и наоборот — определенные растения хорошо растут рядом. Эта наука существовала всегда, ведь люди наблюдали за растениями, какие из них дружны между собой. Может, слышали от бабушки, что крапива хорошо растет возле малины. Впоследствии это начали измерять приборами — химически и физически, и так появилась эта наука.

Мне было странно, что в сельской школе преподают ботанику и совсем этому не учат. Для нас было важно показать детям, что заниматься ботаникой — это круто, чтобы они увидели эту ролевую модель. Так же на практике можно понять физику. Мы делали с детьми разные эксперименты со звуком: давали участникам шумомеры, один ребенок пошел по ровной дороге вниз, другой — по дороге, где стоят здания и растут деревья. Когда началась служба в церкви, они видели, что по данным шумомера, которые оказались разными, можно читать карту местности и понять саму природу звука. Так они поняли, что звук — волна. А девочка Маша взяла шумомер домой, чтобы проверить, насколько громко мурлычет во сне ее кот Темка.

Мы с детьми начали читать инструкцию и пробовать делать замеры. Обрабатывать полученную информацию, работать с данными и разрабатывать уникальную веб-платформу села детям помогают художники новых медиа Иван Светличный и Лера Полянскова, которые используют программирование в своих работах. С художником Георгием Потопальским, который работает в сфере электронной музыки и визуального искусства, мы задумали показать наше село через звук. Сначала Потопальский привез участникам профессиональный диктофон. Подростки записывали голоса местных лягушек, как звучит колесо велосипеда, когда на нем кто-то едет, как скрипят руки на турнике, когда кто-то подтягивается. Они нашли четыре колодца в селе и кричали в них, чтобы записать, как звучит там их голос.

В селе есть карьер — когда-то здесь занимались добычей глины, поэтому дыра в земле так и осталась. Мы спустились туда, где не слышно никаких посторонних звуков, скрипели надувными шариками и слушали все эти записанные звуки. Так художник дал подросткам понять, что звук — это ценность, он может быть как краска для художника. Вряд ли ребенок из села будет думать о профессии, связанной со звуком, если не попробует это на своем опыте.

Для чего в селе башня?

Пока мы разговариваем, в кафе Дома культуры заходит высокий юноша Ярослав — несет в руках картонные коробки, рулоны бумаги, канцелярские принадлежности. Он готовит зал для занятия с архитектором Дмитрием Михеевым, который поможет подросткам построить макет будущей башни. Ярославу 15 лет, он учится на втором курсе колледжа в Киеве, а в Музычах проводит карантин и лето.

— Увидел объявление о вакансии на кружке, и откликнулся. Мои обязанности — расставлять парты и стулья, готовить помещение к проведению занятия, потом убирать после урока. Это моя летняя подработка. Работаю с 11 лет: первая работа — после футбольного матча собирали с ребятами в селе стеклянные бутылки и сдавали в пункт приема, затем раздавал рекламные буклеты в Киеве. Эта работа мне нравится: трачу на нее несколько часов в неделю, слушаю здесь интересные лекции, хотя сам рисовать не люблю.

Перед этим занятием подростки фотографировали башни, которые есть в селе, а затем предлагали идеи, где можно разместить собственную башню. Сразу возникли опасения, что башню в публичном пространстве могут испортить вандалы, поэтому дальше участники придумывали такие башни, которые смогут сами себя защищать. Все эти идеи подростки рисовали на длинном куске бумаги, который теперь расстелили на полу: здесь есть башня возле полицейского участка, башня прямо на церкви, башня посреди озера, до которой просто не добраться, или такая, которую охраняет собака.

— Выберите идею и нарисуйте свою будущую башню, — предлагает архитектор Дмитрий Михеев. — Это не должен быть красивый рисунок, важно, чтобы вы изобразили свой замысел. Не сравнивайте свою работу с соседом, потому что это будет тормозить вашу идею. Главное — изобразить на бумаге схему будущей башни, а затем изготовить макет из любых доступных материалов.

— У меня будет башня на воде — это самая прикольная идея, говорит Ярослав. Он учится в физико-математическом лицее, называет себя технарем. — Моя башня — это параллелепипед на платформе, а под водой киль — как у корабля, для равновесия, чтобы она не завалилась. В школе мы такого на уроках не делаем. Лучше бы уроки заканчивались раньше, чтобы у меня было время ходить на кружки.

— Мою башню охраняет собака — это экстравагантная идея, — говорит Виталий. Он только что рассказал другу, что поступил в торгово-экономический колледж, будет изучать информационную деятельность предприятий. Его схема башни очень подробная — парень подписал размеры всех элементов конструкции, даже предусмотрел сваи, которые должны быть вкопаны в землю, чтобы башня не упала. — Планирую, что у моей башни будет металлический каркас и она будет обшита деревом. Макет сделаю из бумаги и деревянных палочек. Мне интересны эти занятия для общения и расширения кругозора.

— У меня башня с лифтом — на нем люди могут подняться на смотровую площадку, — показывает свой макет Татьяна Немирович, председатель ОО «Изменим село вместе» и соорганизатор художественно-научного кружка. — Наше село очень живописное, поэтому интересно на него посмотреть с высоты башни. Цель нашей деятельности: чтобы образование в нашем селе было таким же современным как, например, в столичных школах. Поэтому мы воплощаем много проектов с детьми местной школы.

Я организовываю профориентационные мотивационные встречи для них — привожу из Киева настоящих айтишников, чтобы те рассказывали о своей профессии. Используем во время таких встреч мягкие навыки, такие как целеполагание, бюджетирование и другие. Недавно приезжала успешная женщина-банкир. Она рассказала, что свою первую работу нашла, когда ей было 15 лет — попросилась быть секретарем директора в своей школе. Это очень важная ролевая модель для молодежи из села.

Помню, как-то на занятии по финансовой грамотности детям нужно было посчитать бюджет какого-то своего проекта. Большинство девушек сразу начали считать стоимость своей свадьбы. Подросткам нужно давать больше ответственности, тогда они могут проявить себя. И не только в таких важных в жизни событиях, как бюджетирование собственной свадьбы.

На этом проекте работают два помощника организаторов: Ярослав, который помогает обустроить зал для занятий, и Алла — сопровождает подростков на исследовательских сессиях. Она также несет ответственность за приборы, которые мы приобрели для кружка. Помню, когда Алла была еще ученицей нашей школы, уже подрабатывала — помогала местной предпринимательнице в мини-пекарне.

В конце занятия подростки выставляют свои макеты для мини-выставки, каждый обязательно подписывает свою работу.

— Я не оцениваю их работы, а отмечаю прогресс, — говорит Алевтина, не скрывая восторга от макетов детей. — Если подросток пришел на занятия и ему абсолютно ничего не хотелось, а потом он восторженно мастерил свою башню — это однозначно успех. У меня нет четкого ответа на вопрос, для чего в селе башня. Я предложила эту идею подросткам и сказала себе: если ее не поддержат, не буду настаивать. Но они не сопротивлялись идее и не спрашивали даже зачем. Они о ней пока размышляют. Башня не имеет никакого практического назначения, но подросткам важно получить свою субъектность в селе: эта башня будет их материальной и интеллектуальной собственностью — как «пуп земли» села. На башню установим акустическую систему, которая будет транслировать звуковые треки, созданные на основе звуков и данных, которые они собирают на кружке. Только подростки будут знать, какая информация об их селе закодирована в ноте каждой такой звуковой композиции.

Добавить комментарий