Как преподавать химию в сельской школе без интернета

200 тысяч гривен получили учитель химии Александр Лысич и его школа на церемонии награждения Global Teacher Prize Ukraine 2019. Педагога из сельской школы в Черниговской области отметили в номинации от Zagoriy Foundation. В прошлом году Лысич попал в ТОП-10 премии, а к 28-й годовщине Дня Независимости Украины ему вручили государственную награду как одному из лучших учителей страны. Какую давнюю учительскую мечту планирует воплотить господин Александр, мы расспросили у него сразу после церемонии.

У меня давняя мечта — собрать лучших учителей химии и студентов-химиков на крутой каникулярной школе где-то в Карпатах. Мне жаль, что химию не любят, считают ее сложной. Этот приз — полная неожиданность, я совсем не ожидал такого. Жизнь ко мне очень благосклонна — у меня праздник в душе от того, что встретил людей, которые развивают образование Украины.

В моей школе 100 учеников и нет интернета. Когда мне нужен доступ к сети, еду в район и там готовлюсь к урокам на неделю-две вперед. Именно отсутствие интернета заставило меня иначе посмотреть на химию и объединить предметы — химию, физику и математику в один цикл. То, что по школьной программе преподают год, даю детям за 5-7 уроков. С помощью методик критического мышления быстрее и эффективнее можно изложить материал. Тогда дети учатся анализировать сложную ситуацию и находить решение.

Помню, в университете было много классных профессоров, но читали свой предмет на совсем непонятном языке — меня это бесило. Тогда решил, что буду преподавать по-другому. Чтобы объяснить предмет просто, нужно все показывать визуально. В 7-м классе, когда только начинается химия, провожу крутой вводный курс: там все на рисунках. Визуализация способствует глубокому пониманию. Раньше в классах было много таблиц, карт, но они были нелогичные, дети не понимали, для чего они и как ими пользоваться. Поэтому учителям нужно перезагрузиться — отойти от стандартов, изменить даже слова, которыми объясняют и с которыми обращаются к ученику. У кого-то это занимает год работы над собой. А некоторые считают, что это слишком сложно, и никогда к этому не приходят.

Мы с детьми рисуем химические реакции, строение атома. Через рисунок дети показывают, что алюминий — это ненастоящий металл — он двойственный: одновременно несет и металлические свойства, и неметаллические. Так я говорю детям, что это черт и бог в одном лице: с одной стороны нимб, а с другой — рога чертовские. Вот такое объяснение воспринимается очень легко. Или атомы — они пилами пилят валентные электроны — это и есть реакция. Очень просто объясняю, что такое валентность: украинский аналог слова «валентность» — это сила. Вот мы и рисуем осьминога: 8 щупалец — это его сила, и это максимальная валентность. Или алюминий: он поднимает гирю, на которой написано 3, потому что его валентность 3, а водород поднимает гирю 1 килограмм. А еще есть такой стишок: «Алюминий, ферум, хром — их валентность равна трем. Калий, натрий, серебро — их валентность заодно». Эти рисунки западают в душу, и дети запоминают это навсегда. Таких иллюстраций у меня около 300.

У меня всегда одна мысль: как сделать так, чтобы всем было легко учить химию. На моих уроках очень просто. Работать надо в логико-смысловой модели: во всем показать логику и смысл. Часто программа по химии напоминает хаотичный набор слов, где первый урок не соединен со вторым. Я объясняю детям координационно-узловые модели — эта система позволяет постичь, что происходит в различных смежных сферах науки, и они видят целостную картину. Очень удачно в этой схеме объясняю окислительно-восстановительные реакции, которых вообще нет в школьной программе, ведь считается, что они слишком сложные. А для меня это праздник, и дети тоже очень любят эти темы.

Награду от Zagoriy Foundation Александр Лысич получил на День учителя во время торжественной церемонии Global Teacher Prize Ukraine в Национальной опере Украины

Чтобы дети могли решать сложные комплексные задачи, им нужно на что-то опираться. В 8-9-м классе даю им четыре опоры: периодическая система, таблица растворимости, генетический ряд, логико-смысловая модель. Потом задаю сложный вопрос, а ребенок уже знает, где может найти ответ. Стараюсь, чтобы меня на уроке не было: чтобы я не говорил, не объяснял, не заполнял собой пространство и внимание. Если дать детям интересную и комплексную задачу, они увлеченно работают без моего вмешательства. Так бывает и на летних школах: дети работают час-полтора, приходишь к ним: может довольно учиться, идите покупайтесь в реке. Нет, пока не решим, не пойдем, говорят. У них глаза горят к науке, и меня это больше всего радует.

А в 11-м классе, мне кажется, я им уже не нужен — они умнее меня.

Методику преподавания в школе надо менять: дети не могут усвоить одновременно 20 предметов, поэтому нужно интегрировать. Система STEM очень интересует меня сейчас, но в то же время это проблема: science и mathematics я соединил очень круто, а вот technology надо еще освоить.

Я удивляюсь и радуюсь, когда дети выбирают химию как свою профессию и идут учиться в фармацевтические, медицинские вузы. Мой ученик Дмитрий Карпенко — победитель всеукраинской студенческой олимпиады, сейчас учится в медицинском университете в Киеве. Он сомневался, куда поступать. Пришел ко мне, спрашивает: вы меня хорошо знаете, куда посоветуете идти — на химфак с лучшим другом или в медицинский? Я напомнил ему, как он в детстве когда-то мечтал стать врачом. И он решил не изменять своей мечте. Я никогда не говорю детям: вы должны быть химиками. Они сами должны выбрать свою жизнь. Я только даю шанс раскрыть свои интересы и таланты.

Мы живем и работаем в зоне заражения чернобыльской радиацией — это 7 районов. Обычно люди оттуда бегут, но вдохновленные учителя там остаются. Вместе мы организовали каникулярную школу «МОКРО». Так назвали, потому что большинство реакций происходят во влажной среде. А еще это расшифровывается как «Международное объединение креативного развития и одаренности». Мы приглашали на наши школы белорусов, казахов. Эти школы дают удивительные результаты: ученики этих учителей побеждают на всеукраинских олимпиадах, на конкурсе работ МАН. А когда преподаю сам для своих детей, то работаю в режиме «СУХО»: сельский университет химического образования.

Евгения Мазуренко, директор Zagoriy Foundation

Когда мы просматривали анкеты учителей и увидели историю Александра Лысича, поняли, что для него быть учителем — это не работа, а призвание. И мы, как Семейный Фонд Больших Историй, считаем честью отметить эту историю. Мы хотим, чтобы таких примеров было больше, поэтому совсем скоро стартует наш проект по развитию химии в школах. Мы будем работать с учителями и школьниками, чтобы вдохновлять их на новые свершения. Мы верим, что нужно инвестировать в талант и инициативность.

Автор:

Добавить комментарий