И у принцесс бывает дислексия

Внучка британской королевы Елизаветы Беатрис помогает получить образование детям, которым трудно читать и писать

Речь принцессы Йоркской на Education World Forum в Лондоне привлекла так много внимания не только из любопытства к публичным персонам. У принцессы Беатрис дислексия, поэтому она хорошо понимает, что нужно детям, которых она опекает. И поддерживает новейшие методики обучения, которые могут любому ученику дать шанс на хорошее образование и успешное будущее.

Правильная упаковка для подарка

«Я уверена, благодаря вашей работе мы сможем дать молодым людям равные шансы, — обратилась к участникам форума принцесса Беатрис. — Образование — это дар, который никто не может отобрать. Вы помогаете выбрать, оформить и завернуть этот подарок, а это — значительная ответственность и феноменальная возможность».

30-летняя принцесса надеется, что ее пример поможет детям и молодежи не бояться диагнозов, не пытаться маскировать проблему. Беатрис еще подростком публично объявила свой диагноз, а информацию об этом до сих пор можно найти на официальном сайте герцога Йоркского. Она убеждена, что ее опыт важен. А мать девушки уверена, что если родители пренебрегают особенностям детей, отрицают их дислексию, это обрекает тех на неспособность выразить себя, а значит — на одиночество. Поэтому гордится, что вовремя начала помогать дочери. Немало школьников, которые не научились хорошо читать, вырастут безработными. По мнению экспертов, этим расстройством страдают не менее 10% британских школьников.

Признать свою особенность — серьезный вызов. Среди учеников, которым трудно дается учеба, — немало скрытых дислектиков. Учителя и родители могут не догадываться, что их проблемы — не следствие лени. А иногда семьи боятся диагнозов, чтобы в школе не навесили ярлыки, поэтому сознательно скрывают особенность ребенка.

Оставили на второй год

Что подумает учитель о новичке, который в 6-м классе читает по слогам, делает множество ошибок в диктанте и скучает, когда все работают над параграфом учебника? Первое, что приходит в голову: низкий интеллект и/или педагогическая запущенность. И пусть даже у такого ученика успехи по математике или истории, вряд ли педагог отправит его на олимпиаду, поручит важную работу или будет возлагать другие надежды.

Но любому человеку с дислексией, даже очень умному и талантливому, трудно быстро читать, есть сложности с распознаванием букв и нужно больше времени, чтобы понять текст. Особенно если такой человек не проходил специальную реабилитацию. При данном диагнозе буквы словно сливаются, вращаются, теряют узнаваемые черты. Зрение при этом в порядке — дело в особенностях функционирования мозга. Впрочем, это нельзя назвать недостатком, ведь немного другая работа высшей нервной системы обеспечивает лучшие, чем у остальных людей, восприятие цветов и пространственное мышление.

Принцессе Беатрис поставили диагноз «дислексия» в семь лет. Конечно, девочка из королевской семьи не осталась неграмотной и отрезанной от культурного достояния. Она — бакалавр истории и дизайна. Путь к этому пролегал через лучшие учебные заведения Великобритании: Upton House School в Виндзоре, Coworth Park School, школу Святого Георгия в Аскоте. Но был он непростым. Пришлось в старших классах пройти дополнительные занятия, получать помощь от Центра дислексии Хелен Аркелл, чтобы догнать сверстников, а также из-за проблем с чтением на год отложить школьные экзамены.

«Трамплин для детей»

Принцесса вспоминала, что в начальной школе голова шла кругом от чтения и письма. Ей казалось, что она никогда не справится с этим. Также она полюбила историю и хотела бы узнать как можно больше о разных эпохах, но вся эта информация — в книгах, которые ребенку было очень трудно читать. В последнем классе ее постоянно сопровождал частный учитель, который озвучивал информацию и помогал записать ответ.

В итоге девушка делала успехи в иностранных языках (изучала их преимущественно устно, а не по учебникам), истории, математике. Принцесса получила высокие оценки на экзаменах. В 2008 году стала студенткой Голдсмитского колледжа при Лондонском Университете. Сейчас принцесса Йоркская несколько шокирует публику тем, что работает полный рабочий день в финансовой сфере, делает карьеру, да еще и работает в некоммерческой организации Kairos Society в ведущих университетах США, Китая, Индии и Европы.


Уже шесть лет принцесса является попечителем того же Центра дислексии Хелен Аркилл, где помогали ей. Вместе с шестью друзьями она основала благотворительный фонд The Big Change Charitable Trust, чтобы определять и поддерживать благотворительные проекты, улучшающие жизнь школьников и молодежи по всей Великобритании.

В первую очередь занимаются проблемами обучения. Например, развивают дружественные к ученикам с дислексией школы. Принцесса Йоркская поддерживает «Трамплин для детей» (проект по ликвидации неграмотности среди детей младшего школьного возраста с трудностями в обучении). Бесплатные репетиторы из этой организации работают с учениками соседних школ, которые на два и больше лет отстают в навыках чтения и письма от сверстников.

«Прыгни на правильный ответ»

Принцесса Беатрис лично бывает в этих учебных заведениях и учит детей, что дислексия не должна их сдерживать. По ее словам, дислексия — это не яма, из которой ты не можешь вылезти, поэтому расписываешься в своей беспомощности. Это возможность учиться по-другому. У тебя фантастический мозг, он просто работает иначе.

Педагоги применяют новейшие методы обучения. Благодаря технологиям, которые помогают овладевать орфографией, грамматикой, чтением, развивают память и помогают ребенку с организацией работы, много трудностей, характерных для дислексии, устраняются.

Школьников не просто подтягивают до уровня других детей — им на будущее дают инструменты, которым они должны научиться по-своему. Важный метод: дополнительная визуализация. Иллюстрации, презентации и видео сопровождают каждое задание. А еще — обязательные манипуляции с физическими объектами. Здесь говорят, что детям с дислексией легче «нащупать знания». Впрочем, это верно не на сто процентов. Поэтому нужен индивидуальный подход. Учителя пытаются установить, какая память у каждого ребенка наиболее развита, и именно на нее опираются. Кроме знакомых всем визуальной (цвет и образы) и аудиальной (голос, ритмы или музыка), здесь учитывают еще и кинестетическую память (прикосновение, практический опыт, движение) и видео (образы в движении.

Комиксы, 3D-ручки, цифры на магнитах

В таких школах много интересного. Вместо написания эссе дети рисуют интеллект-карты (с символами и рисунками вместо части слов) и готовят комиксы. Вместо написания предложений — составляют их из готовых блоков-слов. Для математики применяют цифры на магнитах и липучках, ламинированные матрицы, цветные маркеры, цветную бумагу. А чтобы отработать правописание, пишут между объемными линиями, нанесенными 3D-ручкой, либо же поверх нанесенных флуоресцентным фломастером строк.

Немало упражнений для кинестетической памяти. Например, ученик изучает тему артиклей a и the. Вместо того чтобы вставлять пропущенные артикли в предложение в тетради, он слушает, как их зачитывает учитель и предлагает ребенку в нужном месте… прыгнуть на правильный ответ. Ведь на полу разложены бумажные круги с надписями a и the.

В таких учреждениях помогают не только школьникам, но и студентам колледжей и университетов. А работодателям предоставляют услуги по проверке компетентности претендентов на вакансии с дислексией и анализу повышения осведомленности, чтобы создать необходимые условия труда. Никогда еще у человека с дислексией не было таких прекрасных возможностей, чем сейчас, в мире, где творчество и отношения становятся ключом к успеху, считают специалисты.

Спас «Гарри Поттер» и мамины сказки

Какие бы методики не облегчали жизнь, но без чтения не обойтись — и здесь приходится прилагать немалые усилия. Принцесса Беатрис считает, что очень важна мотивация, каждый должен найти «свою книгу», которая увлечет. В университете она изучала очень много исторической литературы, чтобы овладеть желаемой профессией. Но еще в 11 лет девочка читала очень много, залпом, потому что обожала серию о Гарри Поттере.

Эти семь книг дали толчок, и скорость чтения постепенно росла.

Впрочем, основы были заложены значительно раньше родителями. Они всегда читали ей на ночь интересные истории, а когда были в отъезде — записывали сказки своими голосами на аудио. Мать даже написала серию детских книг Budgie The Helicopter, которые еще больше заинтересовали маленькую принцессу. «Чтение вместе, всей семьей, стало для нас ритуалом, и я ценю эти самые нежные воспоминания», — признается внучка королевы Елизаветы. Поэтому родители должны делать все возможное, чтобы растормошить воображение ребенка, оживить для него книги, показать, что за буквами — захватывающие приключения. Благодаря усилиям родителей, подчеркивает принцесса Йоркская, для нее чтение стало не борьбой, а волшебным опытом.

По материалам: Duke of York, Daily Mail, Telegraph.

Добавить комментарий