Родители SOS: как сплоченное родительское сообщество меняет украинскую школу к лучшему

В Facebook-группе «Родители SOS» свыше 154 тысяч пользователей. Ежедневно они обсуждают десятки проблем, с которыми сталкиваются в детсадах и школах — от веса портфеля третьеклассника до отсутствия перегородок в школьном туалете. Кроме того, чтобы просто жаловаться на проблемы, родители собираются для конструктивной помощи, ведь среди активных участников — сотни специалистов в различных сферах, которые готовы делиться опытом, консультировать и решать проблемы. О том, что больше всего беспокоит родителей украинских школьников и каких изменений уже удалось достичь, «Освитория» расспросила у сопредседателя общественной организации «Родители SOS» Елены Бондаренко.

Научить грамотно жаловаться

Моя история с «Родители SOS» началась 5 лет назад. Однажды муж завез нашего сына в школу в 4-й класс и стал свидетелем такой сцены: учительница встречала детей в холле, директор подошел к однокласснице сына и, толкнув ребенка в спину, сказал: «Отойди, ты сегодня в этот класс не идешь». А родители этой девочки уже ушли — ребенок стоял и плакал. Директор сказал, что есть приказ о переводе ребенка в другой класс. Но показать этот приказ он мог только после уроков. При этом родители ребенка ничего не знали о переводе. Вот мы и взялись разобраться с ситуацией — это длилось два года со всеми судами и волокитой. В конце концов, мы начали общаться с родителями из других школ и помогать им разбираться с проблемами — у нас же вроде как был опыт. Таким образом, мы стали заявителями во многих уголовных делах, связанных со злоупотреблениями в школах.

Ребенка из школы я не забирала, ведь это означало бы поражение: признать, что ты не прав и то, что ты делаешь, не имеет значения. Хотя я понимаю людей, которые забирают детей из школы, где есть злоупотребления или конфликт: знаю, сколько сил, времени и профессиональных знаний нужно, чтобы бороться с этими проблемами.

Наша группа — это родительские собрания 24/7. Прежде всего, помогаем родителям разобраться с законодательством. Когда человек попадает в сложную ситуацию, сталкивается с разными моральными нормами, он ищет ориентир. Таким ориентиром является закон, и мы объясняем, каким должно быть его трактование. Мы даем профессиональные советы и не берем за это деньги. Во многих случаях человеку надо просто поговорить с экспертом. К счастью, у нас в группе есть родители, которые профессионально могут растолковать, например, все законодательство по инклюзии. Если у человека есть вопросы в этой сфере, отправляю к ним, они создают совместные чаты и проводят консультации.

В закрепленном посте группы мы советуем, как правильно излагать свою проблему в жалобах, что нужно всегда прилагать документы. Ведь у нас взрослые образованные люди не умеют писать жалобы. Почему? Потому что этому не учат в школе. А это очень нужный сегодня навык. Неправильно написанная жалоба проигрывает, и человек останется с ощущением безысходности и больше не захочет жаловаться официально, потому что будет думать, что изменить что-то невозможно.

Преодолеть традицию «так было всегда»

С пониманием законов в нашем обществе большая проблема. Приведу простой пример — ремонты в учебных заведениях. В законе написано: родители имеют право заботиться о своих детях. Вот родители и понимают: сделать ремонт в классе — это забота о детях. Но прежде чем так трактовать данный закон, следует прочитать государственные строительные нормы, узнать, кто является основателем учебного заведения и каковы его обязанности, чья это собственность и т.д. Поэтому мы анализируем все связанные между собой нормативные акты, чтобы растолковать родителям, действительно ли у них есть право делать ремонт в школе. Этот вопрос на конкретном примере мы выясняли целый год — столько времени ушло на то, чтобы доказать, что родителей нет права делать ремонт в школе. Мы это доказали, педагоги поняли, но еще не приняли данный факт. Пока это удобно всем, родители и дальше будут латать дыры. Управления образования, которым не нужно тратить на это деньги и нести ответственность за качество такого ремонта, и дальше ничего не будут замечать. Хуже всего то, что когда мы ходили и рассказывали об этом, все удивлялись: а что тут такого, все так делают. Родители часто ссылаются на правовой обычай — «так было всегда» (это моя «любимая» фраза в группе).

Самая большая проблема в том, что родители не понимают своих прав в школе. Нас часто упрекают: почему вы сразу пишите публичные посты, а не пойдете в школу и не спросите у учителя или директора? А действительно, почему? Знают ли родители, когда, где и как они могут встретиться с учителем своего ребенка, или завучем, или директором, есть ли эта информация на сайте школы? У всех ли родителей свободный график работы, чтобы каждый раз, когда возникает вопрос к учителю, ехать в школу? Есть много проблем, которые можно решить публикацией в группе — родители и педагоги прочитают в комментариях к сообщению разные точки зрения, получат консультацию по законодательству и будут знать, как действовать и кто не прав. Это дает почву для дальнейшего диалога и решения проблем, а не выяснения отношений.

Изменить массовое сознание

Иногда слышу упреки в наш адрес — вы просто мамочки, собравшиеся поговорить. Но у нас есть мощный ресурс — активные родители-специалисты. Когда к обсуждению поста о ремонтных работах подтягиваются строители, электрики, сварщики и начинают объяснять нормативные акты — это невероятно. Не нужно собирать форум или конференцию, они все здесь и готовы помогать. Или, например, выходит пост о детях с гиперактивностью и дефицитом внимания. Половина комментариев будут типа: да что вы придумываете диагнозы, это у вас просто невоспитанные дети. Вторая половина — основательные разъяснения от родителей-медиков и психологов. Конечно, мы поддерживаем именно таких активных и неравнодушных. Осознаем, что другие люди будут читать эти комментарии, и из них сформируют собственное мнение о таких детях. Поэтому иногда на модерацию одного поста трачу до трех часов времени. Многим людям ничего не стоит обругать всех в комментариях и выйти. После таких трех часов я хожу «гавкаю» на людей, ребенок уже знает это мое настроение — «мама в группе сидела».

Я должна читать все комментарии, чтобы знать, чего еще люди не понимают, что еще остается сложным, на чем нужно акцентировать внимание. Зная это все, мы потом пишем предложения к нормативным актам, участвуем в рабочих группах. Так появилось положение о конкурсе на должность директора школы. Благодаря вниманию общественности, на должности назначили именно тех людей, которые прошли конкурсный отбор, и многие школы получили молодых хороших директоров. В течение двух лет мы были в комиссиях по отбору директоров. Сейчас мы уже не имеем отношения к конкурсам, механизм работает и закреплен законодательством.

Мы также подняли огромную проблему школьного питания — для этого понадобилась куча времени и много постов в группе. Раньше родители мыслили так: в школе кормят плохо, значит я буду давать ребенку бутерброды и судочки с едой, ведь что еще я могу сделать? Нам пришлось объяснять родителям, что питание в школе такое, которое мы сами позволяем. Ведь в некоторых школах детям запрещали фотографировать еду в столовой, чтобы никто ее не видел. Конечно, в Киеве привлечь внимание к проблеме проще всего — как только в группе появлялась информация о нарушениях, журналисты были готовы снимать, Госпотребслужба тоже реагировала мгновенно — выезжали на проверку в школу, откуда была жалоба. Город быстро отреагировал и начал глобальные изменения в питании. Большое количество обращений и внимание журналистов привели к тому, что темой школьного питания по всей стране теперь прониклась Первая леди.

Договориться, кто учит, а кто воспитывает

Есть много ситуаций, которые не прописаны в законе, но родителям и учителям надо договориться: как родителям попасть в школу, или прийти на урок, или даже узнать домашнее задание ребенка. Это вещи — на уровне обсуждений, договоренностей, понимания удобства друг друга. Когда ребенок болеет и пропускает школу, узнать домашнее задание в 9-м классе — большая проблема. Одноклассники могут прислать до 5 вариантов того, что задавали на дом: кто-то услышал так, понял так, а в журнале может быть записано совсем другое. У нас по этому поводу были жаркие споры в группе. Учителя считают, что родители не должны интересоваться домашним заданием ребенка, ведь он должен приучаться к ответственности и записывать задания самостоятельно. Ок. Но какое первое задание школы? Школа — учебное учреждение. Воспитательная функция в школе — второстепенная. Если ставим в приоритет обучение, то все участники процесса заинтересованы в том, чтобы дети учились и делали домашние задания, и если есть проблема с тем, что дети неодинаково слышат, понимают и записывают, что именно задали, значит нужно сделать написанное учителем домашнее задание доступным для родителей и учеников.

Если в приоритет ставим воспитание, тогда сетуем: а почему дети не записали, почему они безответственные? Воспитывать должны родители, но можем ли мы в школе избежать воспитательных функций? Вряд ли. Именно поэтому учитель должен быть высоких моральных качеств, потому что дети делают больше выводов из конкретных примеров своей жизни, чем из историй литературных героев книг. Я убеждена, что ни один ребенок не приходит в школу с пренебрежением к учителю.

Первоклассник воспринимает свою первую учительницу как второго человека после мамы, потому что мама привела его к этой женщине и оставила с ней на полдня. И учительница будет на уровне с мамой ролевой моделью для ребенка. Поэтому я буду счастлива, когда мы в группе будем читать не о страшных неприемлемых вещах, которые случаются в школах, а будем отчаянно спорить, в какой музей или на какой фильм повести детей.

Добавить комментарий