Как мы учимся и какой должна быть школа в сентябре?

Как мы учимся и что помогает нам достигать успехов в науке? Чем является школа и какую роль в системе образования играют учителя? Все эти вопросы приобрели новое значение и актуальность во время глобального локдауна школ. Каким будет обучение в сентябре и как нам подготовить детей? Это беспокоит семьи во всем мире. Американские исследователи и образовательные эксперты пытались ответить на эти вопросы во время вебинара «Science of Learning and Development», организованного Aspen Institute. Мы записали интересные тезисы дискуссии.

Моник Чизм, вице-президент Policy, Practice and Systems Change at American Institute for Research

Моя работа — превращать результаты исследований в практику образовательных политик. Говоря об образовании, я опираюсь на принцип доступности, возможностей и равенства. Ряд американских институций объединились для исследования в 2016 году, чтобы понять, что такое наука обучения и развития и что она может сообщить нам о том, как мы, дети и взрослые, учимся и развиваемся? Если перевести результаты исследования в одно предложение, то вот оно: все дети могут учиться и достигать успехов. Многие учителя знали и верили в это давно, но сейчас этому утверждению есть научные доказательства.

О чем мы должны в первую очередь позаботиться, возвращаясь к обучению после локдауна и долгого периода стресса?

Предлагаю сосредоточиться на нескольких концепциях.

  1. Концепция гибкости мозга: наш мозг очень податливый, он способен приспосабливаться. У мозга человека есть потенциал к обучению и развитию в течение всей жизни. Итак, люди учатся не только в детстве и подростковом периоде, но и в любом возрасте — этому есть научное подтверждение. Наш опыт, окружение и наши отношения определяют, в каком направлении будет развиваться наш мозг. И я призываю учителей держать это в фокусе.
  2. Отношения важны — крепкие доверительные отношения абсолютно необходимы для эффективного обучения и развития человека. Ученику безразлично, что знает учитель, если учителю безразличен ученик. Исследования дают доказательства того, какой силой обладает искусство в школе: теплые доверительные отношения, воспитание контакта с детьми — всего этого можно достигать через музыку, танец, визуальное искусство. Нужно интегрировать искусство в виртуальное обучение.
  3. Контекст имеет значение: наш опыт, окружение, культура — это определяющие факторы, влияющие на то, как мы учимся и развиваемся.

Образование построено на системе возможностей, но мы слишком долго позволяли, чтобы такие факты, как происхождение, социальный статус, гендер, семейные истории влияли на то, как мы воспринимаем детей, как мы предоставляем им учебные инструкции и какие у нас ожидания относительно результатов. Мы продолжаем эту культуру низких ожиданий от детей из определенного региона, социального круга, пола и т.п. Мы должны перейти к концепту robust equity — крепкая справедливость. Это немного больше, чем просто справедливость, ибо справедливость — это когда у человека есть то, в чем он нуждается, тогда, когда он в этом нуждается. Прочная справедливость сосредотачивается на намеренной деконструкции институциональных привилегий, стереотипов и предубеждений. Поэтому я призываю учителей и педагогов задуматься над этим и внедрять этот подход на практике.

Еще один важный вывод исследований — каждый отдельный ребенок учится индивидуально. Это нужно всем понимать. И здесь, на мой взгляд, важнее иметь не так индивидуальный план обучения для каждого ученика, как то, чтобы у каждого ученика был взрослый в системе школы, с кем у него установлена связь и кто может быть ментором для него, будет помогать с прогрессом в обучении. У меня есть опасения, что вещи, о которых мы говорим, первыми попадают под урезание бюджетов школ, а мы обязательно будем свидетелями значительных сокращений в образовании. Поэтому мы должны думать, как в этих условиях поддерживать атмосферу доверия и поддержки во всей школе — начиная от учителей разных предметов, заканчивая работниками библиотек и кафетериев.


Соня Сантелисес, генеральный директор государственных школ Baltimore City Public Schools

Хочу поделиться опытом проекта «BmoreMe» — это инициатива учебных и внешкольных мероприятий, которую создали совместно педагоги и ученики государственных школ Балтимора. Она опирается на то, что у Балтимора очень богатая история и разнообразная среда сегодня, и это требует изучения и рефлексии. Ученики, которые здесь учатся, должны чувствовать себя частью этого богатого культурного пласта и осознавать собственную ценность для сообщества. Действительно, контекст очень важен для обучения. Отзывы детей на инициативу нас очень радуют — они говорят, что это действительно значимая и актуальная программа обучения для них, но в то же время сложная, ведь требует глубокого исследования и погружения. Это очень интересно, ведь когда мы думаем о вызовах в обучении, мы представляем себе какие-то сверхсложные задания для детей.

На самом деле, обучение может быть глубоким и интенсивным, если оно сопряжено с актуальным контекстом для детей — это очень мотивирует. Учителя говорят, что этот проект позволяет совместить личные цели ребенка с академическими достижениями и помогает молодым людям выстраивать отношения внутри своего комьюнити: например, успешные авторы и писатели Балтимора встречаются с представителями разнообразной эмигрантской общины. И через такие встречи дети понимают, что они не «какие-то другие», а часть определенной волны мигрантов, которые творят настоящее Балтимора, как до них это делали другие люди.

Как развивать чувство безопасности и принадлежности к сообществу, когда мы не можем быть вместе физически? Этот вопрос больше всего беспокоит педагогов сегодня. Мы провели долгие часы, слушая рассказы учеников и их родителей о том, каким был для них опыт обучения во время локдауна. Могу уверенно сказать: школы, у которых были крепкие развитые связи со своим сообществом до карантина, лучше справились с дистанционным обучением весной — дети и родители были в контакте друг с другом, ученики были активно вовлечены в образовательный процесс.

В Балтиморе обучение в школах начнется снова с дистанционной формы, и учителя уже просят научить их различным инструментам, как строить и поддерживать отношения с детьми через Zoom. От учеников мы услышали, что они очень ценили телефонные звонки от учителей — это был один из важных каналов поддержки отношений с детьми, поэтому осенью эта практика личных звонков ученикам должна быть более систематизированной и прицельной. Наша цель: у каждого ученика во время дистанционного обучения должен быть один взрослый из школы, который заботится и беспокоится о нем и каждый день лично связывается с ним. Это большая нагрузка на педагогов, но мы понимаем важность.

Сила отношений учителя и детей необыкновенна: например, наша учительница делала очень содержательные и наполненные онлайн-уроки для детей. И несмотря на то, что существует предубеждение, будто дети мигрантов обычно хуже вовлечены в занятия и не способны воспринимать новый материал, показатели ее учеников опровергают это. Это сила того, что учебный материал сочетается с доверительными отношениями. Более того, эта педагог была настолько искусна в онлайн-преподавании и объяснении через диджитал-инструменты, что мы предложили ей преподавать во многих классах в городе именно новый материал. Тогда как другие учителя присоединялись к работе с классом позже и обеспечивали работу в малых группах.

Такой подход требует нового понимания, что такое школьный день и какова роль учителя в этом процессе. Моя 11-летняя дочь спросила меня: «С каких это пор преподавание превратилось просто в то, что учитель постит задание, мы его делаем, а он исправляет ошибки и возвращает работу?» Это неприемлемо. В некоторых школах один час синхронного обучения через Zoom в день считался чуть ли не максимумом — и это тоже неприемлемо.

Эта пандемия подарила нам, как бы ужасно это не звучало, возможность перезагрузить наше представление о школе, ее структуре и наполнении.

Добавить комментарий