Учим учеников «взламывать» текст

На днях внимание иностранной прессы было приковано к детям со специфическими расстройствами чтения. Ведь министр здравоохранения Великобритании Мэтт Хэнкок признался, что с детства страдает дислексией. Какие же современные методы помощи существуют и зачем они детям без дислексии?

Министр, которому трудно читать

В интервью журналу GQ он рассказал, что хотя и неудобно говорить об этом, откровенность может подбодрить тысячи школьников. Доказать им, что эта проблема не помешает достичь карьерных высот. Лично он не полагается на записи, а лучше коллег запоминает услышанные цифры и детали. Именно поэтому настаивает на насыщенных брифингах с подчиненными, чтобы все услышать, а не прочитать. Дислексия не помешала министру успешно окончить Оксфордский университет: помогли конверторы речи в текст, аудиозаписи и т.п.

Почему ребенок не может читать? Ему не хватает интеллекта понять текст или памяти, чтобы выучить буквы? За последние годы проведено множество исследований, а развитие методов нейровизуализации помогло сделать рывок в осознании причин расстройства. Дислексия — это генетически обусловленное нарушение межполушарного взаимодействия, замедленное дозревание левого полушария головного мозга.

Если проще, такие дети опираются на образы, «картинки», воспринимают все глобально, без анализа деталей. При дислексии десятилетнему ребенку читать интересную книгу равносильно тому, чтобы его ровеснику без таких особенностей изучить университетский учебник по химии, объясняют эксперты.

Почему такие дети кажутся гиперактивными

Часто таким школьникам приписывают еще и гиперактивность. Но почти каждый из нас, взрослых, начал бы отвлекаться и суетиться, если бы попал на лекцию по физике. У особенностей развития мозга ребенка, которые делают чтение и письмо настолько сложными, есть и сильные стороны: масштабное мышление, креативность, склонность продуцировать новое. Но если ребенок не может получить информацию, он не получает образования или получает очень некачественное и теряет шансы на успешное будущее. Эти дети рассматривают чтение как барьер, а не инструмент для обучения.

Как показывают исследования, ученики с проблемами чтения чаще прогуливают и на 10% чаще не завершают обучение. В течение последнего десятилетия почти полмиллиона британских школьников не получили аттестаты.

Эксперты убеждены, что все мы недооцениваем проблему. В мире каждый пятый ребенок испытывает значительные трудности с чтением и не имеет фонематического слуха (то есть требует дополнительного обучения, чтобы развить способность изолировать звуки в словах). Они не могут ответить на такие вопросы, как «Назовите слова, которые начинаются со звука «д»» или «Какие звуки в слове «ворона»?» Собственно дислексия — у 7% детей.

Каждого первоклассника проверяют на расстройства чтения

Большинство детей с расстройствами чтения не получает специфической помощи. Ведь проще списать проблемы на лень учеников, педагогическую запущенность из-за недостатка внимания родителей. Скажем, в США, по данным десятков интервью с родителями, студентами, исследователями, юристами и учителями по всей стране, государственные школы отказываются использовать слово «дислексия».

Ведь иначе они юридически обязаны обеспечить дополнительные образовательные услуги. Вместо этого речь идет о медленном развитии навыков чтения, о лени или гиперактивности. Это достигло таких масштабов, что Министерство образования США направило школам письмо с просьбой не скрывать дислексию учеников. Согласно последним данным, в США более 60% учеников четвертых классов не владеют полноценными навыками читателя.

В 40 странах мира в законах есть пункты относительно дислексии. И только в австралийском Новом Южном Уэльсе дислексия у ребенка — основание для получения инвалидности. Современные методы позволяют выявить предрасположенность к дислексии у ребенка, который еще не учился читать. Именно поэтому в 20 штатах США действуют законы о диагностике дислексии среди первоклассников.

Как гаджеты помогают учиться «неграмотным»

Ведь старшеклассник или студент может прослушивать аудиозаписи, использовать конвертеры текста в речь и наоборот (OCR) — сегодня существуют приборы, распознающие рукописный текст, текст на фото и озвучивающие его. Так же действуют так называемые ручки-сканеры. Программа Voice Over читает с экрана, Siri — голосовой интеллектуальный помощник. А такие гаджеты, как iPad Air 2, Samsung Galaxy Tab S2, Nexus 9, позволяют отправлять сообщения, выбирая адресатов на слух, проводить много операций над текстом тоже на слух, без чтения и письма.

«Чтение ушами» должно быть так же узаконено и доступно всем, кто в нем нуждается, как и «чтение пальцами» (шрифт Брайля). Буквы лучше рисовать на тачпаде, а не писать или печатать. Экзамены тоже советуют сдавать устно (и записывать на диктофон для доказательства правильности оценивания), даже вопросы зачитывать.

Больше подойдут озвученные тесты, где ученик должен выбрать правильный ответ из нескольких вариантов. Также речь идет об упрощении письменных инструкций, добавлении иллюстраций (хотя бы распечаток, причем на цветной, а не белой бумаге, ведь так дислектиками легче увидеть буквы). Важно не то, как ребенок получает и передает информацию, а что он знает и умеет.

Три современных способа помощи

У первоклассников с дислексией 30 минут целевого обучения ежедневно за два года могут полностью исправить ситуацию. Чем младше ребенок, чем раньше начать особую программу, тем лучше будет результат. К тому же не пострадает его самооценка, мотивация к обучению, если не будет опыта неудачного чтения, осознания, что не можешь сделать то, что другим дается легко.

Сейчас есть три самых современных подхода к работе с учениками начальной школы, о которых пишут The Guardian и Readandspell.

Мультисенсорное обучение Ортона-Джиллингем

Для изучения букв и слов подключают все органы чувств: лепят из пластилина и глины, рисуют на песке и крупе, ощупывают элементы из шероховатой бумаги или ткани, составляют из LEGO (на каждом элементе наклеена буква).

Ученик, уже хорошо знающий азбуку, все равно слова не пишет, а выкладывает из объемных букв. Слова можно строить не только горизонтально, но и вертикально: так легче при дислексии. Учить их рекомендуют с помощью различных фигурок: даже абстрактные понятия лучше привязать к конкретному предмету.

Кроме того, слова учат с озвучкой: одновременно набирают их (пока не запомнится серия мышечных движений), видят на экране и слышат. Для подкрепления учеников с дислексией с нормальным слухом и зрением обучают даже жестовому языку и шрифту Брайля.

Фонологический подход (учить родной язык, как другие учат иностранный)

Как учат язык «с нуля»? Во-первых, набирают словарный запас. Поэтому учить слова на карточках, особенно непростые в правописании — правильный путь. Пусть это будет игра: ребенок пытается назвать каждую букву в слове, а затем смотрит на карточку-подсказку. Карточки нужно носить с собой и повторять, как только будет минутка.

Во-вторых, изучают связь между словом и буквой. Скажем, как звучит «б» и где в слове может превратиться в звук «п». Либо же как по-разному звучит звук под ударением и в безударном слоге. Когда дети учатся слышать и распознавать звуки речи на слух, это база для дальнейшего обучения. В этом помогают пение и скандирование.

А вот грамматика длительное время должна быть ограничена. Разве тех, кто учит иностранный на начальном уровне, заставляют правильно формулировать предложения или писать? Сначала следует ограничиться хорошим пониманием речи (не только смысла, но и звуков), развивать свободное чтение. И только когда все это будет в норме, переходить к грамматике. Полезным будет также взаимное обучение учеников, совместное чтение, определение ключевых слов для чтения и применение интеллект-карт (схематического изображения основных тезисов с помощью символических рисунков).

Учиться как дешифровщики («взламывать код» текста)

Ребенок с дислексией воспринимает текст как шифр. Каждый может проверить, как это, на симуляторе. Одни и те же буквы мерещатся ребенку другими, меняются местами. Еще точнее передает ситуацию особый шрифт. Как и в нем, ребенок с дислексией воспринимает только 60% буквы. Живо читать при такой специфике, конечно, невозможно. Поэтому детей на мониторах учат воспринимать буквы в динамике, в преобразовании, догадываться, какая буква должна идти, выделять по незначительным черточкам.

В целом все эти методы в небольшой дозе помогут и детям без дислексии быстрее научиться читать. Поэтому неудивительно, что семь лет назад в Верхнем Арлингтоне в штате Огайо родители добились того, что абсолютно всех учеников начальной школы учат по методу Ортона-Джиллингем. Конечно, речь идет о сокращенном курсе. На более полный и интенсивный уже отправляют детей с диагнозом «дислексия». Такая новация дала свои результаты: количество успешных читателей в школе возросло.

Добавить комментарий