Лайфхаки по дистанционному обучению: Инклюзия

Изображение: https://ua.depositphotos.com/

О 7 практических решениях дистанционного обучения для учеников с особыми образовательными потребностями рассказывают руководительница инклюзивных проектов ОО «Видеть сердцем» и одна з ТОП-50 лучших учителей мира по версии премии Global Teacher Prize Наталья Гладких и куратор школы социализации для подростков с комплексными нарушениями Руслана Цегельская.

19 345 — именно столько в Украине учеников с особыми образовательными потребностями. Это означает, что они зачислены в инклюзивные классы в общеобразовательных школах или учатся на индивидуальной форме — несколько раз в неделю ребенка посещает коррекционный педагог и проводит уроки дома. Украинское законодательство предусматривает также дистанционную форму обучения для детей с инвалидностью, однако разработанной методологии, которую можно было бы использовать в каждой школе, нет. Среди учеников с особыми образовательными потребностями есть такие, у которых комплексные нарушения: когда у ребенка есть основной диагноз и несколько сопутствующих, например, ДЦП, расстройство аутистического спектра и нарушение зрения. Именно с такими подростками работает коррекционный педагог и психолог Наталья Гладких. Она руководит инклюзивными проектами ОО «Видеть сердцем» и создает авторские образовательные методики для школы социализации подростков с комплексными нарушениями. Когда школы Украины и мира закрылись во время локдауна, по словам Натальи, они с коллегами «переобувались в воздухе» — пришлось переформатировать всю структуру занятий и перевести их в онлайн. Что из новых практик оказалось самым успешным и действенным, Наталья Гладких и Руслана Цегельская рассказали «Освитории».

Наталья Гладких, руководительница инклюзивных проектов ОО «Видеть сердцем»

Подготовить родителей к дистанционному обучению

Первые дни карантина мы были в шоковом состоянии — не знали, что делать, насколько это затянется. Но были очень мотивированны запустить дистанционную форму: в течение полутора лет обучения у наших подростков была своя школа, друзья, привычное расписание недели, свои достижения и уважение коллектива. Мы просто не могли оставить их без доступа к образованию во время локдауна. Занятия, которые мы обычно проводили в офлайн-формате, пришлось заново создать для онлайна. Однако даже важнее было сначала провести работу с родителями, потому что они очень испугались — и из-за коронавируса, и из-за полной изоляции детей.

Подросткам было сложно принять, что их привычный режим — поход в школу, встреча с друзьями — вдруг разрушился. Я разбирала с родителями ситуации, которые произошли с подростками из-за тревожности и ситуации неопределенности. Мы вместе с семьями составляли новый распорядок дня, чтобы ребенку было удобно и знакомо, обсуждали методы, которые могут помочь справиться с агрессией или злостью подростка.

Перед началом обучения разослали родителям опрос: как они относятся к дистанционному формату уроков. Наши кураторы сняли очень подробное видео, как загрузить Zoom и настроить платформу для онлайн-уроков и с телефона, и с компьютера. Большинство семей написали, что не верят в эффективность таких занятий. Поэтому первая неделя была экспериментальной: после окончания уроков в 14 часов мы командой разбирали каждую составляющую дня — от старта и приветствия с учениками до финиша: анализировали все плюсы и минусы, определяли, что нужно говорить, а что нет. В конце концов, родители увидели, что детям это нужно и им нравится, поэтому быстро изменили свое мнение.

В этом году мы параллельно проводим офлайн-школу социализации и онлайн-школу для подростков со всей Украины. Толчком к такому решению стал один важный момент: этим летом мы делали для наших подростков небольшие встречи в пределах до 10 человек и назвали это Summer Hub. Параллельно такие встречи происходили и онлайн с детьми из разных городов Украины. На одном из таких занятий дети рассказывали, кто из какого города, и один мальчик просто не мог представить, что бывают дети не из Киева — это было настоящее открытие для него. Тогда мы поняли, что онлайн-школа нужна, ведь это расширение горизонтов мировосприятия ребенка с комплексными нарушениями.

Научить подростков и родителей снимать стресс и напряжение

Прежде всего я советовала родителям самим успокоиться, ведь взрослые транслируют свое состояние детям, а те его перенимают: ребенок начинает бояться, если взрослый рядом в тревоге. Очень важно было заново сделать режим дня постоянным для детей: объяснить, что теперь он изменился, но его подстроили под ребенка. Мы предлагали родителям различные терапевтические техники для снижения стресса.

Если ребенок сердится и злится, очень хорошо работает метод «выпрыгать» свой гнев. Родителям важно быть рядом в этот момент и говорить подростку: «Ты сейчас злишься, это нормально, нужно пережить эмоцию злости, и я могу тебе помочь — давай вместе попрыгаем». Когда эмоциональный градус ребенка снижается, родители могут спокойно и осознанно рассказать, почему это произошло, например: «Наверное, ты злился, потому что хотел поехать в школу, но из-за карантина обучение проходит дома». Важно придерживаться именно такой последовательности, ведь во время сильных эмоций ребенок не способен слышать рациональные аргументы.

Некоторым детям помогает при стрессе мять фольгу или сжимать руками сенсорные мячи. Каждому ребенку подходит что-то свое — важно найти ту физическую активность, которая снижает уровень стресса именно у него. Универсальный метод, который подходит почти всем — глубокое дыхание: родители кладут руку ребенку на грудь и на спину, чтобы он физически почувствовал, где именно в теле находится дыхание, и вместе делают медленный вдох и выдох.

Создать набор коммуникационных карт

Коммуникация — ключевой элемент в обучении. Когда ученики в одной комнате, учитель может понимать ребенка через взгляд, мимику лица, улыбку или жест. Все это значительно сложнее «прочитать» через вебкамеру. Поэтому мы предложили подросткам и семьям создать коммуникативные картинки — карточки, с помощью которых ребенок может отвечать на вопросы, высказывать свое отношение, а учитель — подбадривать учеников.

Обязательными карточками были «Да», «Нет», «Привет», «Пока», знак вопроса (если ребенок что-то не понял или хочет задать вопрос), знак паузы (если кому-то нужен перерыв во время урока). У кураторов тоже были карточки со смайлами и эмоциями, надписями «Ты супер», «Жги», ведь это подростки, это их стиль общения. Например, преподаватель спрашивает: «Какой сегодня день недели — понедельник?» А подростки поднимают карточку «Да» или «Нет». Это было очень удобно, ведь детям с комплексными нарушениями сложно говорить, особенно прямо в монитор компьютера.

Для тех, кто не мог работать с карточками, мы придумали систему мячей: зеленый мяч означал «да», красный — «нет». Кто-то вместо карточек пользовался браслетами на руках, тогда для ответа нужно было просто поднять руку. Но те, кто говорит, отвечали вербально и учились не стесняться говорить в экран гаджета. Помню такой успешный кейс: девочка, которая почти не пользовалась карточками в офлайн-обучении, научилась этому во время «дистанционки». Ее мама была удивлена и тронута до слез: ее дочери 14 лет, и только сейчас она узнала, как можно эффективно коммуницировать с ребенком — не угадывать по взгляду или мимике, а получить четкий сознательно выбранный ответ подростка.

Сохранять четкую структуру урока и дня

Мы не хотели вводить новые предметы во время дистанционной формы — подростки и без того должны были приспосабливаться ко многим изменениям в своей жизни. Мы сразу поняли, что должны воплотить в онлайн-формате то постоянное и неизменное, что у них было в школе. Например, у нас всегда была традиция утренних танцев — и мы перенесли ее в дистанционную форму занятий: каждый учебный день подростки начинали с 15 минут Dance Time, чтобы взбодриться перед занятиями. После этого проводили Круг старта: 20–30 минут, когда кураторы рассказывают ученикам о структуре этого дня — что будем делать, когда и как. Это также время для приветствий и пожеланий на день.

В офлайн-школе мы проводили виртуальные экскурсии — путешествовали по странам, знакомились с их культурой и бытом. Эти занятия мы переформатировали в дистанционную форму, и это было действительно эффективно. Кураторы готовили невероятно интересные презентации: дети смотрели видео пейзажей этой страны, слушали музыку или песню на иностранном языке, узнавали о традициях народа. Каждое наше занятие имеет ритуал начала и окончания — это постоянная структура, которая позволяет подросткам настроиться на определенный урок и понимать его составляющие. Для онлайн-формата виртуальных экскурсий мы сделали эти ритуалы очень наполненными: все начиналось с посадки в самолет — дети видели фото борта самолета, включался звук заведенных двигателей, куратор говорила привычные слова стюардессы о приветствии на борту и рассадке в салоне: каждый знал, кто сидит рядом, кому-то повезло, потому что получил место возле окна — это тоже важная часть социализации. В завершение урока мы опять садились в самолет и летели назад домой.

Сочетать синхронный и асинхронный подходы

Еще на стадии планирования дистанционного обучения важно понять, какие уроки лучше записывать и монтировать на видео, а какие следует проводить в живом онлайн-формате.

Например, есть наши традиционные занятия по кулинарии: каждый раз готовили блюдо той страны, куда путешествовали на виртуальной экскурсии. Мы не хотели отменять этот урок, но понимали, что в нем много мелких процессов, на которые каждому подростку нужно время. Поэтому эти занятия мы записывали в форме детальных пошаговых видеорецептов, а дети с родителями могли вместе приготовить это у себя дома. Оказалось, что в дистанционном формате кулинария стала временем для семьи — наши ученики вместе с родителями и братьями или сестрами готовили на кухне что-то новое и экзотическое, это было интересно всем. После приготовления родители делали фото блюда и присылали нам. Мы выкладывали пост с этим фото, и все участники могли видеть свои кулинарные творения, оставляли комментарии, позже угадывали, где чье блюдо.

Совсем иная ситуация с Book-Time: это тоже наше традиционное занятие в школе. 95% наших подростков не умеют читать, и никогда не научатся — это нормально. Но они умеют и любят слушать, когда кто-то читает, это их расслабляет и успокаивает. Поэтому чрезвычайно важно было сохранить это в онлайн-формате — чтобы чтения проходили «вживую», когда куратор читает своим тембром голоса, в определенном ритме, делает паузы, пытается передать эмоции стихотворения. Чаще всего мы читаем поэзию — в ней есть ритм, это небольшие произведения, которые подростки могут запомнить. В онлайн-формате мы добавили интерактив — предлагали ученикам тесты по прочитанным произведениям: куратор зачитывала вопрос и варианты ответов, а каждый подросток отвечал, если правильно — все слышали запись аплодисментов. Это было круто, ведь незрячие ученики точно понимали, что не ошиблись. Мы также пытались найти, положено ли это стихотворение на музыку, и часто слушали еще и разные варианты песен по поэзии. В конце концов, получили более высокие результаты, чем были во время офлайн-занятий: подростки лучше запоминали стихи, вспоминали их на следующем занятии — Book-Time стал даже более эффективным во время дистанционки.

Сразу забирать то, что не работает

Онлайн-уроки точно не работают, когда у всех учеников включены микрофоны — это создает слишком много шума, дети не могут сосредоточиться. Поэтому каждое занятие проводили два куратора: один непосредственно вел урок, другой — модерировал весь процесс: выключал микрофоны, следил за теми, кто присутствует, а кто временно отсоединился от занятия.

Не работали также вопросы, которые задавали всем, а не индивидуально. Мы сразу это заметили и прекратили эту практику — спрашивали каждый раз конкретного ребенка, называя его по имени.

Нет эффективности, когда родители делают задания за ребенка. Мы очень строго следили, чтобы родители придерживались правила: делать вместе с ребенком, а не вместо него. Об этом мы напоминали каждый день на утреннем кругу. Когда замечали, что родители нарушают правило, куратор сразу озвучивала, например: «Маша может сделать это сама, если вы подвинете лист бумаги ближе к ней».

Было несколько подростков, которым формат дистанционного обучения не подошел, потому что для них очень важен тактильный контакт, поэтому они не принимали активного участия. Но им было важно слушать: слышать знакомые голоса, узнавать структуру урока, иметь четкий распорядок дня. В целом карантин стал удачным кейсом для детей с инвалидностью увидеть и понять, что в жизни бывают вполне непредвиденные обстоятельства, на которые мы не способны повлиять. Они должны осознавать, что жизнь меняется.

Руслана Цегельская, куратор школы социализации для подростков с комплексными нарушениями

Отвести время для неформального общения и вечеринок

Самым сложным было убедить себя, что это реально — организовать дистанционное обучение. Мне новые форматы всегда интересны и у меня большой опыт онлайн-обучения, но я не представляла, как это будет — работать с подростками с комплексными нарушениями. Но уже после первого занятия мы все поняли, что это стоит делать — мы увидели, как подросткам важно снова быть вместе, в своем сообществе, где они привыкли учиться и работать. Очень непринужденно у нас возник BlaBla-Time: мы ввели его специально для онлайн-формата, ведь понимали, что школа — это также возможность просто поболтать с друзьями о чем угодно. В это время дети показывали свои любимые игрушки, свою комнату, домашних животных, слушали любимые песни разных учеников.

Очень горжусь тем, как на дистанционном обучении семьи сплотились: я преподаю занятия, направленные на понимание ребенком своего места в мире. Мы много говорили о семейном древе каждого ребенка, об отношениях в семье, об общении с родителями, братьями и сестрами. Заметила, что подросткам было важно чувствовать себя частью чего-то большего: мы часто предлагали детям одеться тематически в определенную одежду — это очень всем нравилось, ведь это элемент объединения, сообщества даже в условиях онлайн-встреч.

Самым трогательным моментом дистанционного обучения была выпускная вечеринка — мы праздновали то, что все вместе прошли сложный и интересный путь. У нас была Cтиляги-Party: с обязательным дресс-кодом, танцами, коктейлями и жаргоном стиляг. Дополнили все это конкурсами и интеллектуальной игрой на закрепление изученного материала.

На дистанционном обучении мы ввели новую активность — Dance Time: учили разные стили танцев, ведь понимали, что детям очень не хватает физической активности. На выпускной вечеринке все вместе танцевали вальс. Она была в стиле «Стиляг»: все придерживались дресс-кода и соответственно оделись, мы использовали жаргонные слова субкультуры стиляг. Конечно, были коктейли, конкурсы, была интеллектуальная игра на закрепление того материала, который мы учили в течение этого времени.

Многие учителя отмечают, что дистанционная форма забирает эмоции из общения. Я убедилась, что онлайн-уроки могут быть такими же эмоциональными, как и живые, если учитель или куратор действительно живет этим занятием и ему самому интересно то, что он делает. Конечно, веб-камера не дает возможности передать свои чувства жестами, языком тела, движениями, все это нужно компенсировать голосом, интонацией, мимикой лица, самим наполнением занятия. Но искренность преодолевает любое расстояние, и наша вечеринка — прекрасное тому доказательство.

Школа социализации для подростков с комплексными нарушениями — проект ОО «Видеть сердцем»: здесь учатся 35 детей от 10 до 16 лет, прежде всего развивают навыки коммуникации, самообслуживания в быту, взаимодействия с миром. Для молодых людей после 18 лет здесь работает Творческая Мастерская «Так», где юноши и девушки шьют огромные мягкие игрушки «обнимуны», сенсорные боллы, скатерти и подушки на продажу.


Материал опубликован в рамках программы Media Emergency Fund, которую реализует Львовский медиафорум при финансовой поддержке Фонда развития СМИ Посольства США в Украине. Взгляды авторов этого материала не обязательно совпадают с официальной позицией правительства США

Добавить комментарий