#ФотоZOOM. Александр Жук: «Пусть через экран, на карантине мы впустили других в свою жизнь»

#ФотоZOOM — проект, который для премии Global Teacher Prize Ukraine сняла фотограф Катя Кондратьева. Во время изоляции она начала фотографировать через веб-камеру, и эти дистанционные фотосеты стали своеобразным символом эпохи. На этот раз в ее объектив попали школьные учителя Александр Жук, Ольга Халепа, Паул Пшеничка, Наталья Кидалова и Наталья Гладких.

Все фото сделаны на расстоянии, через мобильный телефон и приложение ZOOM. Фотограф находилась у себя дома в Киеве, а герои — у себя дома в Запорожье, Мелитополе, Киеве, в Харьковской и Закарпатской областях.

Карантин разделил всех, но и заставил искать новые способы взаимодействия с миром. Кто-то смог учить, кто-то — только общаться в соцсетях, а кто-то успел стать звездой YouTube. Так или иначе, ученики видели учителей через камеры мобильных телефонов и окошки ZOOM. Таким и запомнится это сложное и интересное время, такими мы хотим показать учителей миру и рассказать об их мыслях, переживаниях и чувствах. По четвергам и вторникам будут выходить их истории.

Александр Жук

Победитель Global Teacher Prize Ukraine 2018

Учитель информатики в Запорожской школе-интернате «Джерело»

Карантин начался со знаком «стресс»: за все годы учительства я ни разу не работал дома! Да и с женой мы никогда в жизни так надолго не оставались под одной крышей вместе.

На перестройку ушло две недели. Я не находил себе места, хотелось куда-то идти, бежать, что-то делать. Сходил только в школу: забрал ноутбук и привыкал к новой реальности — «дистанционке». Было ощущение, что учителей бросили в яму неизвестности — мол, копайтесь там понемногу, делайте, что хотите, ищите технологии — #якосьвонобуде. Вот и я выкручивался, подстраивался.

Поскольку преподаю информатику, много помогал коллегам, которые плохо ориентировались в онлайн-технологиях. Они проходили у меня ускоренные курсы «Как работать в Zoom?», «Как снимать видеоуроки и с помощью каких программ их монтировать?», «Как делать презентации?». Эти консультации поначалу заняли едва ли не треть рабочего времени.

Шучу, что отдельные классы на время «дистанционки» состояли из… родителей. Но организовать обучение детей с нарушениями слуха просто невозможно без участия их мам и пап. Сначала царил хаос: детей отвозили в села, а я не понимал, как и с кем буду работать, если между нами не будет мостика в виде интернета. Ведь у некоторых родителей даже не было смартфона, который можно подключить к сети. В конце концов, договорились, что буду передавать задания во время телефонного разговора.

Те, у кого был доступ к интернету, сплотились сначала вокруг одной мамы-активистки, лидера класса. Она связывалась со мной, а потом с детьми, объясняла все до мелочей. И это с учетом того, что и я был на связи с детьми нон-стоп, проводил уроки и общался. Вот так появилось двойственное чувство контроля.

Чтобы эффективно проводить уроки в Zoom, учителю стоит попробовать создать такую же атмосферу, как в классе. Но как это выглядит на практике? Сначала ждешь, пока все подключат ноутбуки — минут 10. Затем наступает неизбежный этап понимания, какие же наши квартиры небольшие. Спрятаться от родственников — еще тот квест! В мониторе проскальзывают фигуры бабушек, мам, маленьких братиков-сестричек. Бывает это и громко, и забавно. Но что плохо — отвлекает от учебной атмосферы. Иногда ребенок добросовестно учится, а в монитор заглядывает мама. Вижу на экране пол-лица и голос: «Ты там игра-а-аешся, что ли?!»

Общаться с детьми на жестовом языке через Zoom — это постоянное повторение одних и тех же вещей. И часто — с очень большой задержкой. То видео выбивает, то «тормозит» интернет, то кто-то что-то не увидел, отвлекся. Если эту тему могу объяснить ученикам за урок, то через Zoom — за 2–3 урока. Нужно много терпения и совсем другой подход к детям с нарушениями слуха. 30 минут удерживать их внимание — дорогого стоит. Для этого я готовил 2–5-минутные активности в онлайн: тестовые игры, студия кода, логические задачи.

Трудности возникали с технической реализацией практических работ. Я с детьми общаюсь на жестовом языке, но в таких заданиях нужно дополнительное объяснение. Поэтому родителям параллельно все разъяснял, а они — школьникам: что и как сделать. Ни разу не заставлял детей переписывать упражнения из учебника, это пустая трата ресурсов. Когда придем в офлайн, то повторим и догоним теорию.

Дистанционное образование очень крутое, если у детей есть техническое обеспечение. Это самое главное. Если нет — как можно говорить о результатах? Если даже у одного ученика из десяти или двадцати не будет планшета — результат нулевой. Когда начнется обучение вживую, мои ученики будут вовлечены в научную деятельность. Мы будем догонять материал в формате 100% практики. Но у меня еще новость: мне дают классное руководство. Это так классно! И я мечтаю это делать в офлайн-режиме.

Я грустил, надолго расставшись с детьми. Живое общение — сокровище, которое мы никогда не ставили на весы, чтобы оценить. А оно стоит еще дороже! Чтобы общаться не только по учебным вопросам, педагоги школы запустили десятки челленджей! Например, из LEGO складывали кафе, которые должны были располагаться в разных частях мира. Затем друг другу рассказывали о них: «Сегодня едем в Италию в ресторан «Колизей»». Придумывали, творили.

Но самый любимый челлендж детей — кулинарный. Показывали друг другу, что у кого на завтрак и кто как готовил полезные вкуснейшие блюда. Готовили по очереди все — и дети, и педагоги! Даже снимали видеосюжеты о приготовлении пиццы, салатов, вкусных завтраков. Делились кулинарными «программами» в общей школьной группе «Как полезно проводить карантин?». Ученики среднего звена оказались блестящими кулинарами — готовили три раза в день. Был и семейный челлендж, когда мы показывали домашних любимцев. Кого там только не было! И соседи должны были быть, но не дошли.

Внеклассное онлайн-общение помогло сделать жизнь улыбчивее и сформировать новые ценности. Хоть и через экраны, но мы начали впускать друг друга в свои жизни. Мы основали «семейный» формат обучения. Не стеснялись показывать свои семьи, домашнюю атмосферу. Но сейчас я задумался, как проводить первый урок 1 сентября. Мне кажется, он должен стать «Уроком объятий». И не только первый урок, а вся первая неделя. Ибо те несколько месяцев без живого общения меня просто вымотали.

Во время карантина я стал больше готовить и получал от этого удовольствие. Сделал ремонт на балконе. Начал сажать огород. Мне лично карантин был нужен для того, чтобы уделить больше времени семье. Понял, что нужно наслаждаться жизнью еще интенсивнее, если ты не заперт в четырех стенах и весь мир перед тобой. Общаться с друзьями, идти и ехать куда-то. Главное — не сидеть на месте. Потому что когда сидишь дома, трудно самому себе доказать: «Это вынужденно». Я волновался, что привыкну сидеть дома.

Учить во время карантина — это весело и неординарно. У кого-то зависает Zoom, кто-то пропустил какие-то минуты и пытается затем дополнять. Начинается шум, смех. Ты как добросовестный учитель начинаешь выключать микрофон. Хотя до этого мы сто раз договаривались о том, что все будут слушать, а не кричать.

Мои планы на остаток лета? Наслаждаться общением и природой. А еще я буду преподавать в летней инклюзивной школе в Бердянске для взрослых. Это педагоги, которые, как и я, работают с детьми с особыми образовательными потребностями.


Фотопроект снят для национальной учительской премии Global Teacher Prize Ukraine. Принять участие или номинировать любимого учителя на премию можно до 1 августа 2020 года на сайте globalteacherprize.org.ua.

Добавить комментарий